«Войны между нациями, стремящимися стать государством, и государствами, стремящимися создать нацию, являются основными факторами кровавых реалий эпохи. — считает Абдулла Оджадан — Стыковка власти и государства с нацией является основным источником проблем современной эпохи».  Как этому противостоять лидер РПК рассказывает в следующем тексте:
Если сравнить проблемы, возникающие в наше время, с проблемами, возникшими в недрах диктатур и династических государств, увидим, что наибольшая разница между ними сводится к государство образующей нации.

Национальное государство, являющееся одной из самых запутанных тем социальной науки, преподносится в виде волшебной палочки, являющейся орудием решения всех современных проблем, противостоящих современности.
На самом же деле она превращает одну социальную проблему в тысячи проблем. Причина заключается в том, что эта проблема распространяет механизм власти вплоть до капилляров всех обществ. Власть сама по себе — источник проблем; в связи с потенциальным характером капитала, организованного в виде силы, она, будучи олицетворением гнета и эксплуатации, порождает социальные проблемы.
Мононациональное общество, являющееся целью национального государства, только при помощи власти создает неестественных и кипящих яростью граждан, чьи конечности как будто одинаково отрезаны пилой, чье равноправие носит бутафорский характер (якобы правовой). Такие граждане равноправны только в тексте закона, а в каждой сфере жизни на уровне личности и коллектива они максимально испытывают неравноправие.

Организация современного капитализма в качестве национального государства играет более репрессивную роль, нежели его организация в качестве экономической монополии.

То, что марксизм не увидел связи социологии с репрессией и эксплуатацией национального государства, или то, что он посчитал национальное государство обычной надстройкой, и есть его основным недостатком и заблуждением. Когда анализ класса и материального капитала проводится независимо от национального государства, это считается абстрактным обобщением, не способным дать плодотворный социальный результат.

В основе развала социалистической системы лежит именно эта абстракция, точнее, именно итоги, связанные с этой абстракцией, сыграли роль в его распаде. Нация концептуально является формацией, появившейся позже народных и национальных форм, которые принимали кланы, племена и родовые общины, и нация больше всего характеризуется культурно-языковой общностью.

Национальные сообщества в сравнении с родоплеменными общинами являются более объемными и широкими формациями, поэтому они представляют собой совокупность людей, связанных друг с другом слабыми нитями. Национальное общество, скорее всего, факт именно нашей эпохи. Если дать общее определение национальному обществу, то можно сказать, что это сообщество людей с близким типом мышления, то есть это мыслящее явление, следовательно, абстрактное и воображаемое.

7SviROtiPVo
Можно назвать его нацией с определяющим фактором культуры. В социологическом смысле правильным является именно это определение. Несмотря на классовые, половые, расовые, этнические различия, даже разное национальное происхождение, для того, чтобы стать нацией, достаточно формирование общего мира мышления и культуры.

Для того, чтобы сделать это общее определение нации более софистическим, создаются различные категории нации, как-то: государственная нация, правовая нация, экономическая нация, воинствующая нация (народ — воин) и мелкие национальные категории, усиливающие общую нацию. Их можно назвать и нациями силы. Становление в качестве нации силы является основным идеалом современного капитализма, потому что сильная нация создает привилегию капитала, широкий рынок, возможность эксплуатации и империализм.
Следовательно, такого рода усиленные нации следует воспринимать не как единую модель нации, а как нации силы, нации, стоящие на службе у капитала. Впрочем, именно вследствие этого характера они и формируют причины проблем. Национальная модель, которая может стать производной от нации культуры, но может обуздать и искоренить эксплуатацию и гнет, — это демократическая нация. Именно демократическая нация ближе всего к свободе и равенству.

Поиски свободы и равенства являются идеальным пониманием нации, которое рождается в обществе. То, что современный капитализм и вдохновленная им социология не разработали категорию демократической нации, полностью продиктовано их структурой и идеологической гегемонией. Демократическая нация — это нация, которая не довольствуется только лишь общностью мышления и культуры, но управляет всеми членами общества, объединив их в рамках демократических автономных институтов.

8Uz_lHCBhJA
Именно эта сторона является определяющей. Стиль демократического автономного управления является важнейшим условием становления демократической нации. В этом аспекте она является альтернативой национальному государству. Демократическое управление вместо государственного дает возможности больших свобод и равенства. Либеральная социология в основном отождествляет нацию, или с созданным государством, или с движением, преследующим цель создания государства.

И то, что даже социалистическая система постоянно находилась в такого рода поиске, свидетельствует о силе либеральной идеологии. Современной альтернативой демократической нации является демократическая современность.

Экономика, освободившаяся от монополизма, экология, выражающая свою гармонию с окружающей средой, технология, являющаяся другом природы и человека, являются структурной основой демократической современности, следовательно, демократической нации. Общая родина и общий рынок, выдвигаемые в качестве условия для национальных обществ как материальный элемент, нельзя считать определяющими качествами нации.
Например, евреи, которые долгое время оставались без Родины, будучи сильнейшей в истории нацией, проживали в самых богатых уголках земного шара и, даже не имея национального рынка, смогли стать мощнейшей нацией мира.

Несомненно, Родина и рынок — очень действенные инструменты усиления национального государства. Во имя Родины и рынка происходили самые кровавые в истории войны. Родина очень важна как владение, а рынок — как сфера реализации прибыли. У демократической нации иное понимание Родины и рынка.

Демократическая нация считает Родину очень ценной, потому что это очень большие возможности для мышления и культуры нации. Нет ни одной культуры и мышления, которая не была бы в его памяти. Однако не стоит забывать, что ставя фетишизированное капиталистической современностью понятие страны-родины выше общества, преследуют цель извлечения прибыли. Очень важно не преувеличивать понятие Родины. Выражение «Все для Родины!» зиждется на фашистском понимании нации.

Гораздо правильнее было бы ориентировать на свободное общество и демократическую нацию, но это нельзя доводить до уровня идолопоклонничества. На самом деле надо сделать жизнь ценной. Родина — это инструмент жизнедеятельности нации и личности, но не идеал. В то время, как государство образующая нация стремится к однородному обществу, демократическая нация формируется из различных коллективов. Она видит в различиях богатство.

Впрочем, жизнь как таковая возможна только благодаря различиям. Национальное государство, требующее однотипных граждан, будто бы вышедших из-под токарного станка, в этом плане само по себе противоречит жизни. Конечной целью является создание человека, подобного роботу.
В этом плане она, в сущности, движется к своему краху. Гражданин совершенно иного типа, принадлежащий к демократической нации, черпает отличия в недрах различных обществ. Ценности родоплеменных сообществ представляют собой богатство демократической нации.
Язык, несомненно, столь же важен для нации, как и культура, но, вместе с тем, он не является обязательным условием. Многоязычие отнюдь не является препятствием принадлежности к одной нации. Нации не нужно единое государство, ей не нужен и единый язык или диалект. Национальный язык нужен, но не является непременным условием. Разнообразные языки и их диалекты тоже можно считать богатством демократической нации.

DPuntAnl7G8
Но национальное государство в жесткой форме насаждает единый государственный язык, не давая шанса применить множество языков, особенно в официальной сфере, и в этом смысле старается воспользоваться привилегиями господствующего характера нации. В условиях, когда демократическая нация не может развиваться, а модель национального государства не в состоянии решать проблемы, в качестве основы консенсуса можно рассматривать юридическое понимание нации. То, что подразумевается под конституционным гражданством, по сути, этим и является.
По конституции правовой статус гражданства не признает расовых, этнических и национальных различий. Такого типа особенности не порождают никаких прав. Юридическое понимание нации — это категория, развивающаяся в этом смысле. В частности, европейские нации постепенно эволюционируют от национальных критериев в упомянутом направлении.
Если для демократической нации важнее всего самоуправление, то для правовых наций важнее всего закон. В национальном государстве определяющую роль играют администрация власти и авторитарное управление. Наиболее опасным типом нации является структуризация мировоззренческой модели «армия-нация».

Если даже на первый взгляд она представляет сильную нацию, то, по сути, включает в себя недопустимое мировоззрение, постоянно насаждающее собственные требования и ведущее к фашизму. Экономическая нация — это категория, близкая к национальному государству. Такое национальное мышление, которое признает главенствующую роль экономики США, Японии и даже Германии, некогда было в Европе еще сильнее. Что касается категории «социалистическая нация», то при всем желании утверждать это, называя ее успешной не представляется возможным.
Это пример нации, который мы частично встречаем на Кубе.

VA7TtviMh5o

Но и этот пример нации является социалистической формой национального государства; вместо национального государства с преимущественной ролью частного капитализма в ней представлено национальное государство с преимущественной ролью государственного капитализма. Когда речь идет о теории нации, то обстоятельством, которое должно быть особо подвергнуто критике, становится освящение нации, ее обожествление.

Капиталистическая современность вместо традиционных религий и восприятия богов обожествила непосредственно национальное государство. Данное обстоятельство имеет очень большую важность. Если идеологию национализма рассматривать как религию национального государства, то самонациональное государство можно считать божеством этой религии.

В современную эпоху само государство было построено так, что включает в себя все религиозные концепции Средневековья, даже Древнего мира. Явление, называемое «светским государством», — это создание и конкретизация верований Древнего мира и Средневековья в полном объеме, или самой ее сути.

В этом плане не следует допускать ошибок. Если стереть лак светского или современного национального государства, то под ним окажется религиозное государство Средневековья или древности. Между государством и религией есть очень тесная связь. Существует очень тесная связь между возвышающимся монархом Древнего мира и Средневековья, и понятием Бога.

Монарх как личность, утратив свое влияние в конце Средних веков, превратился в некий институт и национальное государство, а бог-монарх уступил свое место богу национального государства. Тем самым в основу превозношения до священных высот института национального государства вместе с понятиями Родины и рынка положена идеологическая гегемония, делающая возможным закон максимальной прибыли капиталистической современности.

Идеологическая гегемония, придавая религиозный характер этим понятиям, связанным с нацией, легализует правило максимальной прибыли, тем самым вводя его в действие.

bdnw0syuqYs
То, что в наше время символы национального государства и его основные лозунги в форме «единого флага», «единого языка», «единой родины», «единого государства», «унитарного государства» провозглашаются настолько громко, что просто разрывают барабанные перепонки, а глаза сужаются от аллергии, испытываемой по отношению к многоцветью множества флагов, в том время, как мир мышления становится ущербным, будучи доведенным до монолитного состояния, а национальный шовинизм в любом своем проявлении, особенно в спорте и искусстве, лелеется и превращается в состояние ритуала, можно считать формами верований в религии национализма.
По сути, верования предыдущих эпох выполняли те же функции. В данном случае основной целью является утверждение интересов монополий власти и эксплуатации путем их утаивания, или узаконения путем придачи им священного характера. Все маскирующие и преувеличивающие подходы современности в отношении национального государства могут быть истолкованы в рамках этой основной парадигмы, и тогда мы лучше поймем истину социальной действительности.

Демократическая нация — это такая модель нации, которая меньше всех переживает эти болезни. Она не превозносит до священных высот свою администрацию. Ведь администрация — это орган, стоящий на службе ежедневной жизнедеятельности. Любой может стать управляющим чиновником, если соответствует требованиям. Управление — очень ценное явление, но отнюдь не священное.

Понятие национальной идентичности открыто; это отнюдь не принадлежность к абсолютно замкнутой религиозной общине, не отшельничество верующего мумина. Принадлежность к той или иной нации не является ни привилегией, ни недостатком. Можно ощущать свою связь не только с одной нацией, точнее, можно ощущать различные тесно сопряженные национальные идентичности. Если демократическая нация достигнет согласия с правовой, то они могут сосуществовать совершенно спокойно.

«Родина», «флаг», «язык» — очень важные, но далеко не священные понятия. Воспринимать тесно связанные между собой земли, являющиеся общей для всех Родиной, языки и флаги не просто возможно, но вместе с тем является потребностью исторического общества.

Явление демократической нации в комплексе всех этих особенностей вновь занимает свое место в истории в качестве сильной альтернативы национальной государственности, ставшей инструментом войн капиталистической современности.
Модель демократической нации, как конструктивная модель, вновь демократизирует социальные отношения, растерзанные национально-государственной моделью, она делает их более податливыми в отношении согласия, миролюбивыми и позитивными. Эволюция национального государства в направлении демократической нации принесет с собой величайшие достижения.

ava

Модель демократической нации в первую очередь смягчив полное насилия социальное восприятие, в сочетании с правильным социальным сознанием делает его человечным, разумным, чувственным и симпатичным. Несомненно, если даже она полностью не устранит эксплуататорские, основанные на насилии отношения, но заметно смягчит их, это позволит создать общество большей свободы и равноправия.

Модель демократической нации не останавливается только на развитии мира и толерантности, но, вместе с тем, реализует эту миссию путем превращения репрессивных и эксплуататорских подходов к другим нациям в общие интересы и взаимодействие. Когда нации и международные структуры будут заново построены в соответствии с фундаментальными критериями мышления и структуризации демократической нации, результаты новой, то есть демократической современности, будут восприниматься не просто теоретически, но и практически на уровне Ренессанса.

Альтернативой капиталистической современности являются демократическая современность и демократическая нация, положенная в ее основу; экономика, которая будет соткана демократической нацией внутри и вне общества, и само общество — экологическое и миролюбивое.

Наиболее верным, нравственным и политическим путем к выходу из кризиса мирового финансового капитала является ускоренное строительство вместо сегодня изнутри пустых или полностью выхолощенных национальных государств их региональных и мировых союзов.

В частности, созидание вместо ООН новых демократических наций с высшим конструктивным потенциалом. В данном случае очень важно осознавать, что демократическая нация не сменила сингулярное национальное государство и не превратилась в него, а в тесном переплетении развивает региональные модели (частично по этому пути идет ЕС) и мировые модели.

.