Бывший служащий армии обороны Израиля, участник движения «Единство» Игаль Левин рассказал, почему «Исламское государство» распространяется по миру, а Израилю осталось не более 20 лет. Игаль Левин, будучи военным, участвовал в Леванской войне 2006 года, операции «Литой свинец» против Сектора Газа в 2008 году.

Служил на границе с Иорданией и Египтом. Впоследствии отказался служить в знак протеста против антипалестинской политики Тель-Авива. Будучи сторонником анархо-коммунизма, известен как публицист с независимым экспертным мнением о Ближнем Востоке, исламистах и ситуации в Израиле.

– Как на израильском социуме отражается рост “Исламского государства”?

– Власти жестко используют момент появления группировки фундаменталистов. Последние выборы были три месяца назад, а большая часть партий – правые или правоцентристские – шли под лозунгами «если не мы, то завтра ИГИЛ будет здесь». «Лекуд», правящая партия премьер-министра Нетаньяху, опубликовала ролик, где боевики колесят на своих пикапах по Израилю к Иерусалиму. Есть ультраправый политик – Нафтали Беннет, «Еврейский дом», когда он толкает речи, то жонглирует ИГИЛ и «Фронт Ан-Нусра».

Используются популистские методы, много говорят об этом и в СМИ. Стоит ИГИЛ захватить маленькую деревню или появится видео, где игиловские дети какого-то обезглавили, сразу это раздувается и печатается. ИГИЛ преподносится как исчадье ада, с которым невозможно вести диалог. Фишка используется для консолидации общества, как и факт, что есть «Хамас», «Фатх», палестинский вопрос, радикальные мусульмане. Люди говорят про Халифат на рабочих местах, в автобусах: что ИГИЛ – это орда, которая близка.

– Так как исламские фундаменталисты всегда расценивали Израиль как приоритетного врага, то пропаганда Тель-Авива логична?

– Тут нужно помнить – ИГИЛ хочет объединить мусульман своего толка (сунниты), а не арабов. Они рассматривают арабов, не стоящих под их знаменами, как еретиков. Даже тех радикалов, которые боролись с Израилем, как «Хамас» в Секторе Газа, игиловцы объявили врагами. ИГИЛ говорит, что когда придет в Палестину, я имею в виду территорию, то уничтожит и Израиль, и «Хамас», мол, «Хамас» – плохие борцы с сионизмом.

Трудно вообразить, но вполне реально, что бывшие враги могут оказаться друзьями, может, будет сотрудничество «Хамас» с Израилем, и я легко даже вижу блок Иордании с Израилем (тот уже поставляет военную технику Хашимитскому королевству).

«Хамас» – политическое движение, и он пытается удержаться у власти. Пример – есть сражающаяся антисионистская группа, пару тысяч человек, «Народный фронт освобождения Палестины», они марксисты, светские. Они хотели провести Первомайское шествие, а «Хамас» им не дал. Он боится за свою гегемонию и пресекает антихамасовские настроения и, соответственно, проигиловские.

Неудивительно, если Израиль сможет тактически, идеологически – никогда, какое-то время бороться вместе с ним против ИГИЛ. Но это если халифат свергнет режим Башара Асада в Сирии и подойдет к границам Израиля, начнет раскачивать изнутри Иорданию.

– И как пока реагирует «Хамас» на то, что к израильскому молоту добавится наковальня халифата?

– «Хамас» старается соблюдать порядок в Секторе Газа, пытается остановить других экстремистов, которые хотят обстреливать Израиль. «Хамас», видимо, приходится не сладко, он находится в политическом гетто, у него мало союзников, финансовой поддержки. Теперь и Египет блокировал Сектор, вырыл ров на границе. «Братья мусульмане», египетское движение, которое поддерживало «Хамас», находится в гонениях.

Газа – пороховая бочка, там есть движение «Исламский джихад», которое в любой момент может присягнуть ИГИЛ. Тогда тысячи его бойцов окажутся прямо в Секторе. Ведь как расширяется халифат? Разные группировки, как «Боко Харам» в Нигерии, присягают и – бац, мы имеем ИГИЛ в разных точках света.

– Насколько широки симпатии к халифату среди палестинцев?

– В палестинском обществе мощные антисионистские настроения. Не политики, я подчеркиваю, а простые палестинцы в массе своей рассматривают Израиль как нелегитимный проект, как колонию западного мира, а не государство, с которым можно ужиться бок в бок, если они получат свою землю, маленькую Палестину.

За последние семьдесят лет с образования Израиля грызни евреев и арабов накопилось такое количество ненависти, что палестинцы готовы поддерживать любых радикалов, которые обещают облегчить участь палестинского населения. Большинство палестинцев – мусульмане, они расположены к идеологии ИГИЛ, вопрос только в радикализации. Концепция халифата набирает популярность.

– Разве тяжко быть палестинцем?   

– Палестинцы – это два миллиона человек в Секторе Газа и около четырех миллионов на Западном берегу Иордана. Уровень их жизни крайне низок и по сравнению с израильтянами, и с соседней Иорданией.

Ужасные условия эксплуатации: для палестинцев не существует даже рабочих прав. Нехватка воды – большая часть ее направляется на израильские поселения. Система блокпостов: на Западном берегу есть территории, которые юридически не принадлежат ни Израилю, ни Палестинской автономии, люди живут под военной оккупацией. Чтобы пойти из точки А в точку Б к своему другу, человеку нужно часами стоять на КПП, испытывать унижение, солдаты могут заставить раздеться и т. д. Чтобы попасть на работу, люди встают в 4 ночи.

Нет мобильности, молодежь не может покидать регион для учебы, есть только один университет. Все это не объективные явления, а целенаправленно создается Израилем, который пытается выдворить палестинцев с их земель, чтобы они ушли в ту же Иорданию. Идея трансфера популярна у израильских политиков, просто они делятся на сторонников добровольного трансфера и насильственного.

Сектор Газа – это закрытый анклав, там хуже всего: крохотный пяточек земли, талия Сектора почти четыре километра, плотность населения – 5 000 на квадратный километр. Если кого-то выпускают оттуда, то только с разрешения израильских властей и на ограниченный срок. Самое крупное гетто в мире за всю историю. Условия жизни невыносимые, с учетом противостояния «Хамас» и Израиля – регулярные бомбежки, по поводу и без.

Геноцид. В последней бойне в Газе прошлым летом было убито 10 000 человек за один месяц (операция ЦАХАЛ «Несокрушимая скала»). Целые кварталы были снесены с лица земли. Точечные удары Израиля – это миф, есть видео, где кварталы уничтожались за одну минуту. Когда израильская пропаганда говорит, что это были пустые кварталы – это бред. В Газе никого точечно невозможно ликвидировать, там люди друг у друга на головах.

– Но палестинцы тоже взрывают евреев. 

– Молодежь идет в экстремисты, им некуда податься, нет работы, а у всех убитых Израилем палестинцев есть большие семьи, друзья. Израиль одним махом создает десятки и сотни тысяч озлобленных людей, которые ненавидят его всей душой и сердцем.

Каждый раз, когда террористы-одиночки устраивают убийство в Израиле, в девяти случаях из 10 мы находим у них погибших родственников или родителей, сидевших на пожизненном в Израиле. Чем больше Израиль будет давить палестинцев, лишать права на достойную жизнь, тем больше будут подниматься проигиловские настроение среди них.

– Есть какая-то статистика прямой поддержки палестинцами ИГИЛ?

– Ну, даже арабы – граждане Израиля уезжали воевать за ИГИЛ; неудивительно, что и палестинцы тоже. Но дело в том, что выражать симпатии, находясь на Западном берегу, там, где есть израильская армия и охранка, которая бдит за всем, опасно даже к «Хамас», не говоря про ИГИЛ. Трудно собрать статистику. Никто таких опросов не проводит. Из Палестины сложно выехать – те, кто отправляются в ИГИЛ, вряд ли рассчитывают, что вернутся в ближайшее время.

– Если «Хамас» борется с ИГИЛ, то какие шаги делает Израиль?

– Израиль мало что делает. У него есть возможность бомбить ИГИЛ, но он не бомбит. Если он кого-то бомбит, то Сирию Асада. Понятно, почему Израилю не выгоден сильный Асад, но получается смешная ситуация – политики пугают народ ИГИЛ, приходят к власти на этой волне и ничего не делают, чтобы остановить его.

Более того, когда ИГИЛ стрелял ракетами с Синая, то Израиль взвалил это на «Хамас». У Израиля есть интерес поддерживать ИГИЛ против «Хамас». Политики Израиля в конечном итоге пытаются свалить всех исламистов в один котел. Насколько это разумно или неразумно? С точки зрения исламистского пугала – «разумно», Израиль держится последние двадцать лет на этом.

– Откуда появился халифат на Синайском полуострове Египта?

– По Кэмп-дэвидскому соглашению на Синае было ограниченное количество египетских полицейских и военных сил, из-за этого там процветали контрабандисты, которые опирались на бедуинское движение – торговля людьми, наркотиками и оружием. Благодаря контрабандистам радикалы смогли обзавестись инфраструктурой.

В Египте в 2011 году началась революция, Тахрир; страну долго шатало, на год пришли к власти прохамасовские «Братья мусульмане», которые способствовали движениям на Синае. Но военные во главе с маршалом Абдуллой Ас-Сиси в 2013-м взяли власть; естественно, они не могут терпеть конкуренцию и растоптали «братьев», взялись за Синай. Но на полуострове у ИГИЛ уже есть боевики, там прямая война. Недавно несколько сот игиловцев почти захватили город Шейх-Зувейд, но армия отбила его. Игиловцы смогли пустить ракету по египетскому катеру, убили моряков!

На полуостров введены войска, используется авиация, не дивизии, но речь идет о батальонах. Это происходит с позволения Израиля, это логично, без этого Египет потерял бы уже Синай. Израиль геополитически считает, что к враждебному анклаву в Газе добавляется новый анклав и потенциальный театр военных действий – на Синае.

Власти призывают туристов не ездить на полуостров, армия на границе мобилизуется, перевооружается. Если раньше ЦАХАЛ занимался на границе ловлей контрабандистов, то ныне армия готовится к отражению ударов со стороны Синайского полуострова. Все идет по накатанной.

– Немного футурологии. Если ИГИЛ бьет египтян, то ЦАХАЛ повторит синайские маршруты Шестидневной войны?

– Вероятность есть, но она крайне мала. Все зависит от того, какие силы введет египетская армия, от мотивации солдат воевать. В Египте неслабая армия, вооруженная современным оружием, есть танки «Абрамс», самолета F-16, поддержка США. Того, что было с иракской армией, которая разбежалась перед ИГИЛ, с египетской быть не может. Она более или менее консолидированная.

Но теоретически, если у исламистов есть пока нам неизвестные тузы в рукаве, и они нанесут решающее поражение Египту, то Израиль может ввести войска или, как минимум, начать наносить авиаудары. На последнее Израиль никогда ни у кого разрешения не спрашивал, как было и есть с Ливаном, Сирией. И я не удивлюсь, если Израиль уже использует спецподразделения на Синае.

Игаль ЛевинИгаль Левин

– Одновременно в Сирии есть устойчивое мнение, что ИГИЛ – это проект Израиля. Оружие чьего производства всплывает у халифатчиков, воюющих с Дамаском?

– Есть много мутных историй. Израиль периодически позволяет раненым боевикам «Свободной сирийской армии», это умеренная оппозиция Асаду, пересекать границу и лечит их в госпиталях. Везут их военные. Это официально не скрывается, Израиль расценивает ССА как альтернативу Асаду. Но вот произошел инцидент – очередная порция боевиков на израильских джипах ехала с Голанских высот. Эшелон был остановлен друзами, и они линчевали боевиков.

Они утверждали, что это были не бойцы ССА, а члены «Фронта Ан-Нусра» – группировки, близкой к ИГИЛ. Это радикалы, которые призывают к уничтожению Израиля, как говорится, вчера они или были игиловцами, или станут завтра. По мнению израильских друзов, боевики «Ан-Нусра» устраивают этнические чистки друзам в Сирии. На Голанских высотах игиловцы отбили у ССА территории и граничат с Израилем.

Насчет оружия. Как оно может попадать в ИГИЛ? Вполне может – та же ССА вооружена израильским оружием, а его боевики гипотетически могут переходить в ИГИЛ. Так американское оружие попадает в ИГИЛ. Такой вот бардак и кровавый хаос. Знает об этом Израиль? Конечно. Но выводы делать трудно, не впадая в дешевую конспирологию.

– В итоге до Израиля добралось только легкое дыхание халифата. Что же происходит там, где многолетняя мечта исламистов стала явью? 

– ИГИЛ действует на территории, где народ ислам их толка в целом поддерживает. Люди устали от разброда в Сирии, она разорвана на кучу анклавов, не зря мощная база ИГИЛ находится там, а столица – в городе Рака. Народ  хочет силу, которая наведет порядок. Основные противники ИГИЛ – конвенциональные армии Асада и Ирака.

Сирийская армия измотана пятью годами гражданской войны, а иракская – искусственно склеена американцами, коррумпирована и небоеспособна. Разгром этих армий позволяет ИГИЛ захватывать большое количество оружия. Только в Мосуле взяты тысячи «Хаммеров». В условиях пустыни – колоссальная мощь и развязывает руки для тактических операций. У ИГИЛ удача и ассиметричный ответ, тактика партизанской, мобильной войны.

ИГИЛ популярен у боевиков, которые массово едут к нему со всего света, и у тех, кто принимает в Европе ислам. Халифат изменил концепцию борьбы с Западом – радикальные мусульмане, «Аль-Каида», «Талибан» говорили так: “Есть Запад, крестоносцы – они пришли в исламский мир со своими ценностями, и мы ведем против них «защитный джихад»”. ИГИЛ сказал: “А мы будем вести джихад наступательный и придем к крестоносцам в Европу”. ИГИЛ уже давно не ИГИЛ, а ИГ – “Исламское государство”. Они не ограничивают себя в границах.

ИГИЛ – это уже полноценное государство, и устроено оно просто. Там нет сложного бюрократического аппарата, а любые провинности и отклонения от нормы караются смертной казнью: подростки смотрели футбол – их убили, обнаружили двух геев – скинули с крыши. Общество запугано – это его консолидирует. Люди боятся воровать, военачальники страшатся проиграть битвы. Как грубый механизм ИГИЛ успешно функционирует.

7UQ-OUNYRpA

– Есть ли преграды перед халифатом, пока Израиль отстраняется от угрозы?

– Единственная сила, которая дает отпор, наступает и освобождает территории, – курды в Роджаве (северо-восточная Сирия). В битве за Кобани ИГИЛ не повезло, были совершены ошибки. Курды охвачены революцией демократического конфедерализма по рецепту их лидера Абдулла Оджалана, который сидит в турецкой тюрьме. У курдов широкий спектр левых идей: от марксистских до анархических, в целом их можно назвать левобуржуазными демократическими силами. В некоторых вопросах они леворадикалы и впереди планеты всей – эмансипация женщин, федерализм общин, народных советов.

Многими в мире это рассматривается как борьба идеологий. Халифат – это патриархат, где женщинам отведено место послушной обслуги мужчины. Курды предлагают освобождение женщин, это актуально в регионе с его гендерной нетерпимостью. Курды воспринимаются как альтернатива ИГИЛ, что привлекает, к ним едут сотни добровольцев, в курдской самообороне есть интернациональные бригады из левых, есть бригада «Львы Роджавы», где собрались бывшие военные из Канады, США, Англии, России.

Курды – такая светлая сила, в нашем мире не осталось ничего святого, а постмодернизм сожрал все, особенно на Западе, разрушены мощные левые движения, потерпели крах правые утопии. Поэтому они захватывают умы. Но про курдов почти ничего не говорят в СМИ Израиля. Левые активисты были первыми, кто заговорил о Роджаве,  плотину немного прорвало, но до сих пор 90 процентов информационного шума – об ИГИЛ.

– И на зло – исламисты – приходит добро – курдские революционеры?

– Не делю мир на добро и зло, я материалист. С моей точки зрения, у появления халифата было много объективных причин. Игиловцы – не демоны из преисподней, среди них много арабской бедноты, они не видят альтернативы. А у курдов не все так гладко – доходят слухи об этнических чистках арабов, а капиталистическая эксплуатация человека сохраняется.

8Uz_lHCBhJA

– Что сотворит с регионом фундаментализм ИГИЛ в перспективах?

– Ближний Восток будет сильно меняться. Мы видим, как в Иордании ИГИЛ уже захватил часть деревень, часть Ливана контролирует «Хезболла». Ливанский парламент слаб – возможно, страну, как и Сирию, разорвут на куски. В Египте завинчиваются гайки, армия все прибирает к своим рукам, но так вечно быть не может, возникнет новый Тахрир.

Для чего устраивался первый Тахрир? Чтобы скинуть военщину, но к ней вернулись. И рано или поздно люди это поймут, страна – гигантский котел, 80 миллионов человек, рядом с которым Ливия, разорванная гражданской войной, где ИГИЛ расширяется. Саудовская Аравия считала, что у нее монополия быть центром исламского мира. Теперь ИГИЛ хочет иметь монополию, и в Аравии гремят теракты. Йемен полыхает войной, там тоже есть ИГИЛ.

Но Иордания еще не сыграла свой последний аккорд. Ведь это государство крохотное, но оно обладает неплохой профессиональной армией. Оно держится на идее умеренности, островок спокойствия в хаосе Ближнего Востока. Возможно, у Иордании будут силы проявить себя, она уже проявила себя, когда отомстила за казнь игиловцами своего летчика. Король Абдалла II лично повел самолеты в бой на халифат.

– Но как это все аукнется Израилю?

– Изменения на Ближнем Востоке в краткосрочном периоде играют на руку Израилю. Люди грызутся, исламисты убивают исламистов, арабы – арабов, Израилю хорошо. Но в перспективе Израилю не поздоровится – из-за изменения культурных начал, рождения новых государства. Есть вероятность, что через два десятилетия Израиль ждет разрушение.

Я не даю ему много лет –  это мертворожденный проект, он держится во многом на поддержке Запада. И Израиль, чуждый региону, как только лишится покровителей, вряд ли от него что-то останется. Если он преобразуется в демократичные государство, исчезнет апартеид, это будет его концом как еврейского государства.

Он рассыплется на анклавы или будет деколонизирован вчистую. Хорошо это или плохо? Скорее всего, первое – это станет концом гнета палестинцев, миллионы людей вздохнут спокойно. Закостенелой структуре, которая держится на архаичных колониальных законах Британской империи начала 20-го века, нет места в 21-м веке.

11020229_1009847462373772_5375645694656852513_n

– Армия обороны Израиля оценивается как одна из лучших в мире. Она не защитит страну?

– ЦАХАЛ зависит от помощи. Так, после того, как Запад снял санкции с Ирана, позволив ему создать атомную энергетику, чтобы Израилю не было «обидно», ему обеспечили пакет поставок вооружения.

Плюс АОИ основана на идее консолидации общества перед «врагами». Израиль – многонациональное государство; тут у нас йеменские евреи, ашкенази, сефарды, русские евреи, марокканские евреи, эфиопские евреи – фалаша. Каждый был привезен сюда со своим культурным багажом и в конечном итоге русские евреи – это русские, фалаша – эфиопы, а ашкеназа – это немцы, с западной культурой. Израиль может существовать как националистическое государство. Но такой ресурс он исчерпал, а миф окружения врагами медленно рушится, и вечных крепостей нет.

– Так израильтянам чего ждать, и от кого собственно?  

– Что станет с евреями? Это зависит от новых властей – если они будут умеренными и светскими, то вряд ли ждать резни евреев. Есть же светские режимы рядом, как в Иордании, так и в самой Палестине. НФОП – конечно, маонисты, хорошего мало, но они хоть не исламисты. Процесс может быть мягким – постепенные уступки арабам территории и возвращение евреев в страны исхода.

Если исламисты как  ИГИЛ или «Исламский джихад»? Такое, конечно, может желать последний идиот, но тогда большая часть евреев покинет Израиль, только если сможет. Но это ждет бедноту, а не богатеев, которые изначально смотаются в Европу от горя. Большинство израильских олигархов уже не живут в Израиле.

Источник: «Автоном»