Публикуем интересную статью с «Рабкора». 10 октября 2015 года Турцию потрясла огромная трагедия, случившаяся на улицах Анкары, когда две бомбы взорвались в многотысячной толпе, убив более сотни человек и ранив еще сотни (многие из которых до сих пор в критическом состоянии). Это еще раз напоминает нам о том, что Турция переживает острейший политический кризис. Трагическая гибель людей — от девятилетнего мальчика до семидесятилетней женщины — повергла в траур рабочее и левое движение, общины алевитов (религиозного меньшинства Турции) и курдов, поскольку представители именно этих групп принимали участие в той демонстрации за мир. Это еще один повод для консолидации, и мы действительно можем наблюдать, что атаковавшим демонстрацию не удалось достигнуть своей цели, поскольку, невзирая на скорбь и траур, массы запугать не удалось — вскоре толпы людей вышли на улицы, чтобы одновременно выразить свой протест и похоронить убитых.

Правительство Турции сразу же (что весьма необычно для него) заявило о начале расследования взрывов, которые, вероятнее всего, были следствием подрыва двух смертников, и сейчас пытается обвинить пользующееся дурной славой ИГИЛ. Правительство также заявляет, что это была атака на единство Турции. Непонятно только, почему тогда те, кто покушается на единство Турции, на протяжении десятков лет нападали на демонстрации рабочего класса и угнетенных меньшинств, но никогда — на демонстрации правых?

Ответственность лежит на правящей партии АКР

Кем бы ни были виновники взрывов, но именно правительство AKP («Партия Справедливости и Развития») и в особенности так называемый «внутренний кабинет», служащий Эрдогану, несут ответственность за эту трагедию. Возможно, даже окажется, что они имеют прямое отношение к ней. Как говорилось в одной статье, опубликованной месяц назад на нашем сайте, партия Эрдогана, потеряв парламентское большинство после выборов 7 июня, решила пойти по крайне опасному пути войны с курдами, чтобы подорвать электоральную базу парламентского крыла движения «Народно-демократической партии» (HDP). Цель данной стратегии — не позволить ей преодолеть и без того чрезвычайно высокий барьер (10%) и дать возможность правящей партии восстановить парламентское большинство на повторных выборах, назначенных на 1 ноября. Таким образом правящая партия надеется избежать парламентского расследования дел о коррупции Эрдогана и его министров, не считая многих других преступлений, за которые их можно было бы привлечь к ответственности.

Хотя правительство и пытается обвинить ИГИЛ, в реальности данную операцию могли провести и агенты пресловутого турецкого «внутреннего государства», контролируемого сейчас партией Эрдогана.

Высока вероятность и того, что агенты служб госбезопасности и разведки (находящиеся в управлении исключительно кабинета Эрдогана) просто не препятствовали смертникам ИГИЛ, если действительно они совершили это чудовищное преступление. Я уверен, что рано или поздно информация просочится, и мы узнаем, что именно так и было. Чрезвычайно жесткий запрет СМИ на освещение подробностей этого преступления, включая свидетельства и критические комментарии, лишь подтверждает наши предположения, что правительство опасается именно такого рода утечки информации.

Даже если правительство напрямую и не причастно, оно, бесспорно, виновно в том, что допустило это преступление. Данный инцидент стал лишь продолжением серии варварских атак — взрывов в региональных офисах и на демонстрациях HDP (перед предыдущими выборами), атаки смертника, в ходе которой пострадали 34 турецких левых в Суруче 20 июля — в отместку за солидарность с курдами Кобане, города в курдской автономии Рожаве, которые долгое время осаждали силы ИГИЛ. Ни в одном из вышеперечисленных случаев правительство Турции не провело должного расследования. Хотя оно и упоминало атаку в Суруче в контексте объяснения причин «антитеррористических» мер, предпринятых в августе, свое внимание оно концентрировало не на жертвах взрыва — курдском движении, а в итоге закрыло глаза на вопрос о том, кто именно совершил это преступление (о чем говорилось в предыдущей статье). Таким образом, правительство АКР фактически предоставило ИГИЛ лицензию на нападения на курдские и оппозиционные левые движения, что делает это правительство ответственным и за бойню в Анкаре.

2

Жесточайшая атака на движение рабочего класса

В данном контексте чрезвычайно важно напомнить, кем были организаторы демонстрации, подвергшейся столь чудовищной атаке. Эта демонстрация была организована не курдским движением (как думают очень многие), хотя курды в ней массово участвовали. Акцию организовали две профсоюзных конфедерации, а также ассоциации медиков, инженеров и архитекторов (традиционные союзники прогрессивного крыла профсоюзного движения). Иными словами, это была демонстрация рабочего класса, направленная против войны с курдами. Целая делегация — из 14 человек — профсоюза железнодорожников погибла в результате взрыва, многие члены других профсоюзов получили ранения.

Эту демонстрацию следует рассматривать в исторической перспективе, учитывая, что это была именно акция рабочего класса. В стране, где слишком часто происходили атаки на рабочие демонстрации, приводившие к человеческим жертвам, бойня 10 октября в Анкаре выделяется своей жестокостью и чудовищностью.

Её можно сравнить разве что с первомайской провокацией 1977-го на площади Таксим в Стамбуле, когда погибли 34 человека. В Анкаре же погибло как минимум втрое больше!

И это не бессмысленный акт насилия. Если ИГИЛ действительно имеет отношение к нему, то, вероятно, таким образом оно пытается поднять ставки в политической игре. Последний раз, когда «Исламское государство» организовывало громкие атаки на турецкой территории, Турция еще цинично и тайно помогала ему в Сирии. Сейчас же ставки повысились. Турция лишь прибегла к обманному маневру, открыв авиабазу Инкирлик для американских военных самолетов, бомбящих территорию ИГИЛ, и присоединившись к коалиции США по борьбе с ним. Следовательно, ИГИЛ должно было поднять ставку, чтобы убедить лагерь Эрдогана в том, что эта суннитская организация является грозной силой, готовой, несмотря ни на что, действовать вместе с Турцией в её войне против Курдской Рабочей Партии и её сирийского союзника Демократического Союза (PYD) — основной силы в курдском регионе Рожава.

Если допустить, что турецкое государство причастно к планированию и осуществлению взрывов в Анкаре, то его целью, по моему мнению, является подавление в зародыше альянса между рабочим движением и освободительной борьбой курдов. На протяжении многих лет мы пытались доказать, что ключевым аспектом победы масс над правящим реакционным режимом является именно такой альянс. И правящие силы тоже отлично это сознают — и это одна из причин столь жестокой атаки на демонстрацию.

Перетасовка колоды карт в Сирии

Вмешательство российских вооруженных сил в Сирии, естественно, привлекло внимание всего мира — ведь это радикально меняет ситуацию и определяет по-новому саму международную политику. Чтобы не выходить за рамки темы данной статьи, я ограничусь только вопросом влияния российского вмешательства в Сирии на турецкую политику, отложив более общие аспекты этого вмешательства. Российская активность в Сирии в гораздо большей степени связана с турецким вмешательством в дела этой страны, чем это обычно признают. По моему мнению, само время российского вмешательства тесно связано с реализацией планов Эрдогана относительно Сирии.

В нашей предыдущей статье говорилось о том, что если АКР утратит парламентское большинство на предстоящих 1 ноября выборах, то лагерю Эрдогана придется найти оправдание для отправки турецких военных в Сирию. Как вы, вероятно, знаете, турецкое правительство готовит для этого почву: существование Рожавы, автономного курдского региона, связанного с «Курдской Рабочей партией», турецкое правительство уже объявило неприемлемым. Однако поскольку США сотрудничает с вооруженными силами Рожавы в ходе борьбы с ИГИЛ, Турция, по всей вероятности, использует ИГИЛ в качестве предлога для военного вторжения сухопутных сил в Сирию, чтобы якобы воевать против ИГИЛ, а на деле — подавить вооруженные силы Рожавы.

Однако все эти планы разрушились после выхода на сцену России. Администрация Путина, по моему мнению, вмешалась именно в этот момент, потому что вторжение Турции в Сирию могло бы раздуть невероятных размеров пожар на всем Ближнем Востоке — в схватку был бы втянут Иран, что привело бы к невообразимому кризису.

Предчувствуя (или узнав из разведданных) намерения Эрдогана, администрация Путина совершила упреждающий маневр. Это подтверждает и тот факт, что российские военные самолеты неоднократно нарушали воздушное пространство Турции и не соблюдали договоренности между Турцией и военно-воздушными силами Асада. Нарушения были такого масштаба, что генеральный секретарь НАТО в весьма недипломатичном тоне заявил, что Россия допускает их не случайно, а пытаясь тем самым что-то сказать Турции. И мы с этим согласны. Для Турции данная ситуация крайне неприятна — ведь если ранее она требовала введения бесполетной зоны на севере Сирии против ВВС Асада, то теперь бесполетная зона установлена Россией, но уже против Турции! Общий вывод, который можно сделать на основании всего вышеизложенного, вполне очевиден: если лагерь Эрдогана действительно планировал спровоцировать мировую войну, то теперь планы турецкого военного вмешательства в сирийский конфликт оказались сорванными, по крайней мере на ближайшее время.

Что же в таком случае остается Эрдогану? Если выборы не обеспечат ему парламентское большинство, то на горизонте вновь замаячит вероятность парламентского расследования, что может поставить под угрозу политическое будущее самого Эрдогана. Таким образом, закрытым оказался путь спасения через Дамаск, то есть через военное положение, которое предоставило бы его администрации чрезвычайные полномочия. И этот путь ему перекрыла Россия своим вмешательством в Сирии. Единственным вариантом осталась лишь «сиризация» самой Турции. Под «сиризацией» мы подразумеваем стратегию гражданской войны с опорой на доморощенных суннитских боевиков с целью сохранить власть Эрдогана. Исламистские силы, которые правительство АКР поддерживало и защищало в ходе гражданской войны в Сирии, могут откликнуться на зов и поспособствовать лагерю Эрдогана в осуществлении того, что закончится гражданской войной в самой Турции. Данную стратегию можно свести к следующей формуле: если уж не Турция в Сирии, тогда — Сирия в Турции!

JXxC5ddJgig

Доморощенные суннитские боевики

Множество событий последних месяцев обнажили тот процесс, который подспудно начался еще в ходе народного восстания, вспыхнувшего в июне 2013-го после инцидента в парке Гези. Восстание, продлившееся все лето, породило страх и смятение в рядах правящей партии, поэтому она и разработала два типа стратегии.

Лагерь, сформировавшийся вокруг Абдуллы Гюля, основателя и одного из лидеров АКР, а затем президента республики (которого Эрдоган сменил в августе 2014), склоняется к стратегии раскола мятежных масс на умеренное крыло и радикальное. Лагерь Эрдогана предпочитает полагаться на чистой воды репрессии и силовые методы, опираясь на все еще сильную электоральную поддержку консервативных слоев общества. Недавно также выяснилось, что неотъемлемой частью его стратегии репрессий является подготовка откровенно контрреволюционных сил, которые должны быть развернуты в случае повторения какой-либо угрозы для власти Эрдогана.

Не вдаваясь в детали, которые будут неинтересны читателю, незнакомому с тонкостями и хитросплетениями турецкой политики, давайте лишь бегло и в общих чертах рассмотрим те силы, которые подготовил лагерь Эрдогана. В ходе недавних нападений на политическую сцену вышла новая группа Osmanlı Ocakları. Это название отсылает нас к янычарам Османской империи и лучше всего его перевести как «Османский корпус». Эта группа была наиболее активной в ходе атак на крупнейшую светскую газету Hurriyet, поскольку та осмелилась критически отзываться о некоторых аспектах политики Эрдогана. Эта же группа проявила себя и в ночь на 8 сентября во время погромов офисов партии HDP, курдской парламентской партии. Похоже, что эта группа быстро разрастается благодаря деньгам АКР, притягивая к себе безработных и люмпен-пролетариат. По их собственным заявлениям, их организации существуют в 73 из 91 провинции Турции.

Еще есть IBDA-C, радикальная исламистская организация, предшественница АКР, чей харизматический лидер долгие годы пребывал в тюрьме и был освобожден накануне восстания Гези, благодаря едва скрываемому личному содействию Эрдогана. Данная организация открыто поддерживает насилие в отношении врагов ислама. Если ранее она критически относилась к турецкой парламентской исламистской традиции, то сейчас сдвинулась на позиции прямой поддержки Эрдогана.

У IBDA-C сильные позиции в западной части страны, и она часто нападает на акции студенческого движения и в особенности на курдов. Еще есть курдская «Хезболл а», группа боевиков, недавно реанимированная Эрдоганом. Она опирается на самые реакционные силы курдского сообщества. В 1990-х эта организация была очень активной. Она печально известна благодаря убийству курдских гражданских политических деятелей в ходе их конфликта со спецслужбами. Однако после того как в 1999-м был схвачен и брошен в тюрьму лидер «Курдской Рабочей партии» Абдулла Оджалан, эта организация в начале 2000-х тоже подверглась репрессиям со стороны государства.

Тем не менее их лидеры недавно вышли из тюрем, как и лидеры IBDA-C, они легализовались и сейчас представлены на первый взгляд совершенно безобидной партией. Курдская «Хезболла» (которая не имеет никакого отношения к ливанской «Хезболле») — это организация, цель которой — раздуть гражданский конфликт внутри курдского сообщества. Ее использовали для того, чтобы в ходе «серхильдана» (курдской интифады) октября 2014-го трансформировать народное восстание в вооруженное столкновение между двумя курдскими группами — милицией «Курдской Рабочей партии» и вооруженными отрядами курдской Хезболлы. По этой причине ее сейчас поддерживает и защищает лагерь Эрдогана.

Есть и другие силы, например из числа турецких мафиозных групп. Представители одной из них — Sedat Peker — яростные поклонники Эрдогана и в свое время организовывали марши «против терроризма», под которым подразумевается курдская борьба за национальное освобождение. В частности одну из таких демонстраций они провели как раз накануне взрывов 10 октября. Выступая под плакатами с изображением Эрдогана, представители Sedat Peker угрожали курдскому движению «реками крови».

Еще есть «Туркоманские бригады», названные именами различных султанов Османской империи, их обвиняют также и в войне против защитников сирийской Рожавы.

В общем, тот факт, что все эти силы поддерживаются лагерем Эрдогана, свидетельствует о том, что стратегия гражданской войны отнюдь не чужда ему.

И сейчас, когда военное вторжение в Сирию уже не стоит на повестке дня, именно такой вариант кажется наиболее реалистичным способом выживания лагеря Эрдогана.

A man squats over a body lying on the ground following an explosion at the main train station in Turkey's capital Ankara, on October 10, 2015. At least 30 people were killed in twin explosions in Turkey's capital Ankara, targeting activists gathering for a peace rally organised by leftist and pro-Kurdish opposition groups. AFP PHOTO / ADEM ALTAN

A man squats over a body lying on the ground following an explosion at the main train station in Turkey’s capital Ankara, on October 10, 2015. At least 30 people were killed in twin explosions in Turkey’s capital Ankara, targeting activists gathering for a peace rally organised by leftist and pro-Kurdish opposition groups. AFP PHOTO / ADEM ALTAN

Братство народов или варварство

Ближний Восток и северная Африка стремительно движутся к гражданской войне внутри исламского мира — между шиитами и суннитами (причем шииты находятся в союзе с алевитами). Саудовская Аравия и Катар являются основными подстрекателями суннитского лагеря, а Иран, конечно, лидирующая сила шиитского лагеря. И мечта Эрдогана (вернее, уже «бывшая» мечта) — возглавить суннитов в борьбе за господство в исламском мире. И мечта эта уходит корнями в славное прошлое Османской империи. Ее осуществление предполагает перестройку уммы — мусульманской общины — под руководством Халифата, который был упразднен в 1924, хотя турецкие исламисты так никогда и не смирились с этим.

Межконфессиональная война внутри исламского мира будет фактически «переизданием» религиозных войн в западной Европе, только с удвоенной силой. Ее нельзя допускать ни в коем случае. Клан Эрдогана, Саудовская Аравия, Катар и Иран фактически играют с огнем. Угрозе такой войны на Ближнем Востоке и в северной Африке должны противостоять силы, у которых нет своих интересов в вопросах стоимости земельной ренты, генерируемой ценами на нефть и газ, как и интересов в так называемых соответствующих шариату финансах арабского мира. Если рассматривать сирийскую гражданскую войну с региональной перспективы, то она является ничем иным, как проявлением войны, которую опосредованно ведут между собой эти два лагеря. Эрдогану, чтобы завоевать лояльность всего суннитского мира, необходимо победить в войне на выживание внутри самой Турции. Он связал свою судьбу с суннитскими силами как внутри страны, так и за ее пределами, что фактически подводит Турции к пропасти «сиризации».

С одной стороны, Турция напоминает кипящий котел: различные восстания следуют здесь одно за другим вот уже два года подряд. Через год после того, как пошло на спад народное восстание «Гези», охватившее западные города (но не турецкий Курдистан), вспыхнул «серхильдан», то есть восстание курдского населения в поддержку борьбы Кобане против ИГИЛ. Однако ни в одном из этих знаменательных событий рабочий класс не выступал именно как класс.

Тем не менее, в мае этого года началась борьба десятков тысяч металлургов — распространяясь из промышленного центра Бурса (возле Стамбула) на прочие промышленные города. После длительного периода спячки рабочий класс вновь начинает действовать.

Таким образом, от движения рабочего класса тоже многого можно ожидать. Однако прогрессивные силы смогут победить, лишь преодолев разобщенность этих трех сил, поднимавших по отдельности три волны восстаний. И здесь особую важность имеют две вещи: братство между турками и курдами, а также выход на политическую арену рабочего класса. При соблюдении этих условий не только произойдет решительный сдвиг баланса в сторону прогрессивного решения политического кризиса в Турции, но и сам пример Турции может спровоцировать более масштабный процесс — нечто вроде процесса перманентной революции — который должен будет решить проблемы, от которых страдает весь Ближний Восток.

Какая из тенденций в итоге победит, будут решать активные исторические силы. Посмотрим, смогут ли социалистические левые справиться со своими историческими обязанностями.

P.S. Когда данная статья была уже написана и выслана редакторам The Bullet, крупнейшая турецкая газета Hurriyet опубликовала информацию о том, что имена двух смертников, взорвавших демонстрацию, не только на протяжении месяцев упоминались в качестве вероятного источника угрозы, но и за три дня до того рокового момента полиция была проинформирована о запланированной атаке. Если это правда, то пренебрежение полицией своими обязанностями (поскольку в момент взрывов полиции не было видно на демонстрации) — это не просто возмутительный факт, но и умышленное преступление.

Переводчик: Дмитрий Колесник
Источник: http://rabkor.ru/columns/analysis/2015/11/02/the-syrisation-of-turkey/
Оригинальный текст: The Bullet