Рецензия на книгу «Курдистан. Реальная демократия во время войны и блокады» одного из наиболее эрудированных российских исследователей курдского революционного движения.

«Есть легенда о том, что Пандора, открыв свой ящик, позволила всему злу проникнуть в мир. Ужаснувшись, она захлопнула его, но внутри осталась надежда. Рожава подобна надежде, спрятанной в ящике Пандоры Ближнего Востока. Это надежда, способная спасти наш народ от тьмы войны».
Асия Абдулла – сопредседатель Партии Демократического Союза (PYD)

В начале декабря издательство «Радикальная теория и практика» выпустило книгу немецких левых активистов «Курдистан. Реальная демократия во время войны и блокады». Как можно понять из названия, ее содержание посвящено социальной модели, созданной курдами на севере Сирии. В рунете есть много статей по данной теме, большинство из которых размещены на сайте Hevale: революция в Курдистане [1]. Однако до недавнего времени отсутствовал большой целостный труд, содержащий анализ истории создания и нынешнего устройства общества Рожавы. Благодаря работе переводчика Дмитрия Петрова и издательству, российские читатели имеют такую книгу перед своими глазами. Но обо всем по порядку.

Труд Ани Флах, Эркана Айбоги, Михаэля Кнаппа – это результат четырехнедельной поездки группы немецких левых в Рожаву в мае 2014 г. Они побывали только в кантоне Джазира, изучив жизнь демократической автономии в самых разных аспектах – от здравоохранения до тюремной системы. Немецкие левые общались с множеством активистов из разных курдских областей, что позволило им создать целостную картину происходящего во всей Рожаве.

Одним из немаловажных достоинств этой книги является наличие широкой панорамы истории сирийского общества, в которую органично вписана линия курдского сопротивления. Сложность курдского вопроса определяется во многом тем, что его невозможно понять без хорошо знания истории тех стран, в которых проживали курды. В этой связи авторами очень удачно выбрана композиционная структура книги – после общей истории Сирии дано подробнейшее описание создания и устройства Рожавы. Общество Рожавы представляет собой удивительный калейдоскоп народов и конфесcий. Им нелегко уживаться друг с другом, в связи с тем, что баасистский режим использовал арабов-сунитов для подавления курдов, ассирийцев, армян и других народов.

Начало гражданской войны в Сирии предполагало два основных варианта для Рожавы: она скатывается в межплеменную войну всех против всех по примеру остальной страны, или история взаимоотношений между народами начинается с чистого листа на основе сохранения внутригражданского мира. К счастью, народы здесь живущие, пошли по второму пути. И здесь стоит упомянуть об одном из пробелов, существующем в многочисленной литературе по Западному Курдистану. После прочтения данных текстов может возникнуть впечатление, что низовые советы, ассамблеи, вооруженное ополчение возникли на пустом месте, как «Deus ex machina» (бог из машины). Книга немецких активистов дает хорошее описание предыстории революции. Зерна, выросшие в систему самоуправления Рожавы, были посеяны Рабочей партией Курдистана на протяжении 80-90-х годов. В Сирии и Ливане бойцы РПК проходили обучение в палестинских лагерях, впоследствии создав на базе лагеря Хельве Военную академию имени Махсума Коркмаза [2]. Оказавшись в 90-е г. без прежних союзников, сирийское руководство пошло на уступки Турции. Сирийские лагеря РПК были ликвидированы в 1998 г. и тут можно говорить об иронии истории – апочисты вернули долг семейству Асада; партия обучила тысячи сирийских курдов, многие из которых в дальнейшем приняли участие в Курдской революции 2012 г.

В поле классической политики мы привыкли видеть борьбу разных партий, с помощью оружия или бюллетеня добивающихся власти. Для таких партий народ – всего лишь массовка на их политическом шоу. Система самоуправления Рожавы – это реальная противоположность вышесказанному. Партия Демократического Союза, по примеру РПК, отказалась от роли руководящей силы революции, а стала идеологическим и нравственным центром, который вдохновляет людей, а не указывает им, что они должны делать на каждом шагу. Фундамент Рожавы заложен в виде целой сети различных общественных организаций (советы, коммуны, женские образовательные центры, ассоциации семей мучеников и т.д.); именно они составляют незримую паутину революции, которая связывает людей друг с другом. Мы привыкли выражать восхищение перед фотографиями отважных ополченцев из YPG/YPJ, но чтение данной книги дает хорошо понять, что реальная революция происходит не только там где свистят пули и льется кровь, качественные изменения затрагивают быт людей, их семейные отношения, их ежедневную трудовую практику. Страницы, описывающие то, как люди самоорганизуются для уборки мусора, налаживания отопления и водоснабжения в своих городах – одни из лучших из всей книге. На примере таких действий хорошо видно, как людям порой трудно расставаться с патерналистским мировоззрением, рассчитывающим на сильную руку мудрого правителя, но они идут на такой шаг потому, что от этого зависит выживание их семей.

Курдские активисты проводят большую работу в тылу, помогая людям осознавать свои социальные интересы для участия в политической жизни. Совершенно особое место занимает женский вопрос, о котором стоит сказать отдельно. В марксистский период истории РПК женский вопрос присутствовал в политической повестке партии, но не имел такого значения как сегодня. Углубление в эту тему для РПК связано с важным решением приступить в начале 90-х г. к созданию самостоятельных женских организаций. Речь идет о вооруженных силах YJA Star (подразделение свободных женщин «Звезда») и Партии освобождения женщин Курдистана (Partiya Azadiya Jinen Kurdistane, PAJK). Оджалан в своих тюремных книгах поставил женское освобождение во главу угла работы РПК, указав на огромный революционный потенциал курдских женщин. Очень хорошо об этом высказалась сопредседатель ПДС Асия Абдулла: «Мы извлекли уроки из проигранных революций прошлого. Они всегда говорили: «Нужно добиться успеха революции, и тогда мы дадим женщинам права». Но потом, после революции, этого, конечно, не случалось. Мы не повторим эту старую песню в нашей революции» [3].

Интересно отметить, что до начала массовых протестов в Сирии, курдские женщины сыграли важнейшую роль в создания подпольных структур низового самоуправления. Для традиционного Ближнего Востока политика – это чисто мужское дело, поэтому государственные репрессии были обрушены в первую очередь на курдских мужчин, вынудив женщин занять ключевое место в курдском сопротивлении. Подпольная самоорганизация курдских женщин при режиме Асада создала хорошие предпосылки для возникновения мощного женского движения в ходе Курдской революции 2012 г. Роль курдских женщин институлизированна в форме существования своих вооруженных сил (YPJ), женских кооперативов, женских советов и других организаций. Их активное участие в общественной жизни влияет на женщин из арабских и ассирийских общин, постепенно вовлекая их в систему самоуправления.

При анализе книги «Курдистан. Реальная демократия во время войны и блокады» нельзя обойти молчанием и ряд спорных моментов, вызывающих вопросы. В первую очередь, речь идет о создании в начале 2014 г. правительства Рожавы с парламентом, президентом и министерствами; как становится ясным из книги [4], это было сделано для привлечения на сторону автономии некурдского населения, испытывающего большее доверие к традиционным политическим структурам, нежели к народным советам. Выходит, что кантональное правительство дублируют функции коммун и различных комитетов, выстраивая рядом с ним параллельную вертикаль власти. На наш взгляд, при ослаблении контроля данных органов со стороны революционного движения возможна ситуация двоевластия, в которой пробарзанистсткие[5] силы могут получить большое влияние. На взгляд авторов книги: «В конце концов, обе эти системы должны сблизиться, проникнуть друг в друга» [6]. Сложно представить такую конвергенцию, учитывая тот факт, что система прямой демократии в своей сущности противоположна буржуазному парламентаризму.

Также хотелось бы выразить критику в отношении внешнедипломатической деятельности автономии. В течение 2016 г. представительства Рожавы были открыты в ряде стран, в том числе и России, и это безусловный успех. Вызывает удивление другое – отсутствие концептуально новой дипломатии со стороны Рожавы. Многие заявления, которые можно услышать от представителей сирийских курдов (Салих Муслим и другие), проникнуты типично буржуазной realpolitik или попросту говоря геополитикой. Вызывает большое удивление, что курдские политики зачастую обращаются за помощью к конкретным правительствам, а не к народам мира, проявление солидарности со стороны которых могло бы устранить блокаду Рожавы. По видимому, данные факты свидетельствуют о наличии разных фракций в руководстве автономии, о которых мы пока очень мало знаем. Дает о себе знать и то, что хорошо подготовленные и идейно крепкие кадры заняты внутренними делами самоуправления, а внешние связи оказались в руках профессиональных политиков, транслирующих зачастую свое узкопартийное понимание многих вопросов.

Очень важным моментом в идеологии курдского сопротивления является рассмотрение проблем курдского народа как неразрывной части большого плана по переустройству всего Ближнего Востока. Основная парадигма новой модели Ближнего Востока – это движение от национальных государств к системе демократического конфедерализма, концептуально разработанной Абдуллой Оджаланом в своем пятитомном труде «Демократическая цивилизация». На наш взгляд, именно курдское движение олицетворяет собой сегодня новый этап в развитии мировой революции, прошедшей в течение XX века ряд контрольных точек – Коминтерн, Красный Восток Мао Цзэдуна, Латиноамериканский проект Че Гевары. С разрушением социалистического лагеря окончательно угасла линия социалистического глобализма XX в., ознаменовав победу мирового рынка. Для многих современных левых стало характерно явление «идеологической фрагментации», когда повестка дня ограничена чисто реформистскими целями в рамках одной узкой темы или социальной группы. В этом смысле РПК своей борьбой порывает с такой фрагментацией, олицетворяя собой стремление к созданию нового революционного глобализма. Безусловная заслуга апочистов в том, что они ввели в актуальную повестку дня большой революционный проект, о котором мы так долги мечтали. Хочется верить, что Рожава является лишь первым этапом на долгом пути переустройства всего Ближнего Востока.

Максим Лебский, Декабрь 2016
Текст прислан нам издательством РТП
Книгу «Курдистан: реальная демократия в условиях войны и блокады» можно приобрести в Москве в книжных магазинах «Фаланстер», «Циолковский» и «Горький», в Санкт-Петербурге в магазине «Все свободны», а также на сайте издательства «Радикальная теория и практика» с доставкой: http://rtpbooks.info/kurdistan/

Примечания:

[1] http://hevale.nihilist.li/
[2] См. подробнее : А. Аккая «Палестинская мечта» в курдском контексте.
http://vestnikburi.com/palestinskaya-mechta-v-kurdskom-kontekste/
[3] Курдистан. Реальная демократия во время войны и блокады. С. 123
[4] Курдистан. Реальная демократия во время войны и блокады. С. 169-174
[5] Сторонники Масуда Барзани – реакционного политического деятеля из Иракского Курдистана
[6] Курдистан. Реальная демократия во время войны и блокады. С.