Во второй части интервью вы прочитаете об отношении турецких левых к конфликту в Сирии и на Украине, а также о левой литературе Турции…

  1. Гражданская война на Украине расколола российских левых, можно ли сказать подобное в отношении турецких левых по вопросу гражданской войны в Сирии?

По вопросу гражданской войны в Сирии имеются два основных лагеря среди турецких левых. Первый лагерь – сторонники курдской автономной территории Рожава. Этот лагерь  включает в себя все вышеназванные организации кроме DHKP/C, которая, не имея большого присутствия в Сирии, поддерживает Асада с идеологической точки зрения.

Для первого лагеря, национально-освободительное движение в Рожаве является идеологическим приоритетом, в то время как позиция DHKP/C объясняется тремя главными мотивами: Башар Асад, на их взгляд, является антиимпериалистом, во-вторых, Cephe из принципиальных соображений, связанных с бывшими провалами (читать выше), не входит в союзы с другими партиями и, в-третьих, американский империализм оказывает поддержку YPG; следует упомянуть, что DHKP/C – единственная партия из вышеназванных (кроме РПК[1]), которая находится в списке террористических организаций США и Евросоюза.

  1. В 2009 г. DHKP/C создала антиимпериалистический фронт. В это движение вступили самые разные организации. На их сайте я прочитал, что на учредительном конгрессе присутствовали даже представители Хезболлы[2]. Как вы оцениваете деятельность антиимпериалистического фронта?

Как можно понять из названия, главной целью Антиимпериалистического фронта является обмен информацией среди организаций, борющихся против империализма. Не очень ясно, какие именно организации продолжают активно участвовать в деятельности фронта и как они понимают империализм. Я могу сказать, что за последнее время слышал об участии ирландских республиканцев, ревизионистской Коммунистической партии Индии (марксистской), НФОП, Хезболлы, и представителей ДНР и ЛНР. Главное мероприятие, которое организовывает фронт, это ежегодный международный симпозиум имени Эюп Баш, проходящий в Стамбуле. На этом симпозиуме, представители разных организаций участвуют в публичных диспутах и организовывают воркшопы для посетителей, а также происходит культурный обмен. В декабре прошлого года, представители Антиимпериалистического фронта поучаствовали в делегации в асадовскую Сирию; в делегации также участвовали представители ДНР.

  1. Насколько силен интерес в Турции к политическим событиям в России и на Украине?

Эту тему я часто затрагивал, беседуя с турецкими левыми. Многие очень интересуются событиями на Донбассе, но, к сожалению, имеют очень ограниченный доступ к информации, так как мало  что переводится на английский, а на турецкий – и подавно. Исходя из этого, их понимание конфликта ограничено редкой информацией из таких источников как Yolculuk Gazetesi или İsyandan.org, что приводит к ошибочным предположениям. Например, меня обычно спрашивают существуют ли в ДНР и ЛНР социалистические режимы ?

Могу добавить, что 24 февраля, в Стамбуле, планируется международный концерт солидарности с Grup Yorum, члены которой находятся в тюрьме с 18-го ноября. На этом концерте также будут участвовать музыканты из Донбасса.

  1. Существует ли в Турции на сегодняшний день сильные марксистские авторы? Какие книги читают турецкие и курдские левые?

За последние 90 лет, Турция обогатилась выдающимися писателями, многие из которых сильно повлияли на социалистическое движение в этой стране. Несмотря на это, среди турецких масс, культура чтения ещё не успела достичь тех высот, которые были в СССР и даже на Западе. Чтобы это осмыслить, надо разобраться в контексте.

Одним из важнейших факторов является история грамотности в Анатолии. В Османской империи не было единого официального языка и шрифта. Каждый милет владел своим языком и шрифтом. Элиты – будь-то греки-драгоманы (переводчики) или болгары, армянские писатели и бюрократы, еврейские купцы — чаще всего также владели османским турецким, но записывали его своим шрифтом. Например, первый османский роман «Akabi Hikayesi», написанный Вартан-пашой, был опубликован в 1851 г. на османском языке, написанном армянским шрифтом. Письменность была более развита на Балканах и в Эгейском регионе. За исключением правящей элиты, анатолийцы, относящиеся к мусульманскому милету, будь-то курды, турки, черкесы или грузины, состояли в основном из крестьян. У этих крестьян была богатая устная фольклорная традиция, они были чужды  культурному развитию, происходящему в Стамбуле.

Если судить по тому, что на момент русской революции 1917 года, в России грамотностью владело 17 млн из 184 млн  населения, то ситуация в Турции была ещё более плачевней. По данным Юнеско, в 1927 г., спустя четыре года после провозглашения Турецкой Республики, неграмотность в стране достигала 91,8% населения, если не считать детей до 7 лет – 89,4%[3]. Всё же, на эти данные следует смотреть критически, так как, по переписи населения, владением письменностью считалась способность прочитать что-либо на османском. В большинстве случаев это сводилось к умению написания своего имени. В 1928 г. ситуация ухудшилась, так как под влиянием тюркских республик Советского Союза, Ататюрк провёл реформу алфавита. Таким образом, в один миг османский язык, писавшийся арабско-персидской вязью, был заменён на современный турецкий язык на базе латиницы, более подходящей к фонологии языка и, тем самым, упрощающей его изучение. Немедленным результатом реформы стало падение уровня грамотности. По националистическим соображениям Ататюрком в 1930-е годы были запрещены другие языки Анатолии, школьное образование до 11-ти лет стало обязательным, и в посёлках были открыты Halk Evleri (дома культуры), цель которых состояла в распространении турецкого языка и новосозданной культуры для крестьянского населения. Несмотря не всё это, в Турции произошла не социалистическая, а национально-буржуазная революция, что не улучшило участь детей из крестьянских семей Анатолии. Как и прежде, перед новым поколением сельской Анатолии стоял выбор: накормить семью или получить школьное образование. Уровень грамотности в Турции развивался медленно. По некоторым данным, в 1980 г. около 65% населения владело письменностью. На сегодняшний день, принято считать, что грамотность достигла 95%, но, по моим наблюдениям, эти данные далеко не всегда совпадают с реальностью.

Имеется ещё один фактор, который отрицательно влияет на дальнейшее развитие левой литературы – политические репрессии. Как мне  рассказывали некоторые товарищи, при нередких домашних обысках в революционных районах Стамбула, полиция, замечая левые книги, как минимум, выписывает штраф, который совпадает с общим количеством страниц. Люди все больше и больше отказываются от левой литературы, так как это несёт за собой наказание, а если и имеют какие-то книги, то обычно прячут их от посторонних глаз. В том же направлении, марксистские издательства постоянно получают отказы на печатание той или иной книги, штрафуются, закрываются.

О действительно революционной марксистской научной литературе я мало что знаю. Могу лишь сказать, что она имеется, но пишется и издается за границей. Я знаю, что в Турции имеются по сей день прославленные псевдомарксистские академики, которые, на самом деле, представляют в своих работах модифицированную кемалистскую идеологию, такие как Ялчын Кючюк.

Если же говорить о марксистской художественной литературе, то можно пройтись по нескольким различным периодам. В 1930-х гг. Назым Хикмет начал оказывать сильное влияние на будущее марксистской литературы в Турции и за рубежом. В 1940-х, из прозаиков выделялся Орхан Кемаль, который сидел вместе с Назымом Хикметом в Бурской тюрьме, из поэтов – курд Ахмед Ариф и Хасан Хюсеин Коркмаз. В то же время в Стамбуле образовалась группа поэтов «Гарип», среди которых наиболее известным был Орхан Вели. В пятидесятых больше всех отличился Яшар Кемаль (выступающий с позиций соцреализма) с деревенским романом «Тощий Мемед». Из 1960-х гг. – периода, с которого началась сексуальная революция среди левых турецких интеллектуалов, социализм с чертами феминизма начал проступать в сфере литературы. Из этого субжанра я могу порекомендовать произведения писательницы Адалет Агаоглу и Севги Сойсал, которая считается первой писательницей социалистических убеждений. Её роман «Тётя Роза» наполнен социалистическими темами, а также чем-то издалека напоминает 12 стульев.

Ещё интересно заметить, что турецкие коммунистические организации имеют обязательные списки литературы для своих активистов. Помимо научной литературы, в эти списки обычно входят много зарубежных произведений, такие как «Мать» Горького.

  1. Какие перспективы вы видите для социалистического движения Турции?

В настоящее время,  борьбу турецких революционных организаций осложняет преображение страны. Улучшается сельская инфраструктура и пути связи, постепенного преображается феодальное общество в регионах восточнее Анкары, в особенности в Курдистане. Общество становится буржуазным, путем индустриализации и политики насильственного переселения, а также с помощью внезапных изменений в политической и административной структуре страны за последний год. Эти факторы оказывают отрицательное воздействие на ведение партизанской войны и на устойчивость отдельных партий.

Также, за последние годы наблюдается сильное преображение общества по мере развития средств массовой информации, в том числе и социальных сетей. Даже если их умелое использование увеличивает доступность альтернативной информации для масс и способствует организации акций протеста, я замечаю, что они также являются препятствием в организации революционного движения, так как отчуждают народ от активного участия в общественной жизни.

Нельзя забывать и о голосах ЛГБТ, которые всё громче и громче слышны в либеральных районах Стамбула и Измира.

Распознав эти помехи, революционные движения должны полностью преобразиться в соответствие с новосозданными требованиями для того, чтобы иметь дальнейший успех и увеличивать свое влияние на турецкое общество. Наша конечная цель – демократическая антиколониальная революция.

Первая часть интервью: http://hevale.nihilist.li/2017/04/turkish_left_1

Беседовал Максим Лебский.

[1] Хотя США считает  РПК террористической организацией, PYD (сирийское крыло РПК)  не относят к террористам.

[2] http://www.anti-imperialistfront.org/?p=238

[3] http://unesdoc.unesco.org/images/0000/000028/002898EB.pdf