Активист Марксистско-ленинской коммунистической партии / Турция – Курдистан, представитель организованного при ее участии Интернационального батальона свободы подробно раскрывает политические и идеологические позиции курдских коммунистов. В частности, он рассказывает об опыте курдской революции в Рожаве и отношении к «Арабской весне», Асаду, исламистской оппозиции и империалистическим противоречиям на Ближнем Востоке, которые максимально обострились в последние дни, угрожая прямым военным столкновением противостоящих друг другу сил. Какой видится в этой ситуации революционная перспектива Рожавы?

– Не могли бы вы рассказать о начальном этапе революции в Рожаве и об историческом прошлом этого региона?

– Обнищание жителей Рожавы (Западный Курдистан) не было случайностью. Сирийский режим пытался лишить его уникальности и идентичности. Сирийские курды были народом, чья идентичность, национальное бытие, язык и культура отрицались режимом. В результате этой политики курдский народ был лишен условий для производства и саморазвития в социальном, культурном, политическом, жизненном, материальном и моральном смыслах.

Вследствие такой эксплуататорской политики курды потеряли какой-либо контроль над собственной жизнью и полностью попали в зависимость от правительства, а результатом политики арабизации стало создание арабского пояса, который окружал и разделял территорию Рожавы. Арабское население селилось на самых плодородных землях Рожавы. Раскольническая колониальная политика в Сирии становилась все более интенсивной и жесткой после 1960-х годов. ДАИШ, прежде всего, имеет поддержку среди тех людей, которые приехали в Рожаву из других регионов Сирии.

Среди курдов, которые были вынуждены мигрировать из Северного Курдистана в Рожаву или тех, кто родился и вырос в Сирии, всегда существовала тенденция к организованному сопротивлению этой политике. На территории Рожавы существовало несколько нелегальных организаций, защищающих национальную идентичность курдов и организовывавших их борьбу за национально-демократические права.

С 1960 года политика сирийского режима в отношении курдов приняла форму откровенной резни.  30 ноября 1960 года 280 курдских детей были сожжены заживо в кинотеатре в Амуде, когда они смотрели фильм об алжирской революции. Это был первый эпизод из целой череды массовых убийств в отношении  курдов, произошедших в Сирии. Также режим организовал провокацию во время футбольного матча, в результате чего произошло еще одно массовое убийство курдов. Когда толпа несла тела убитых, она была атакована – вследствие чего погибло несколько десятков людей. В ответ на это курдские города восстали. Репрессивная и террористическая политика режима достигла своего пика в период предшествующий восстанию 2004 года. Договор в Адане, подписанный между сирийским режимом и турецким государством 20 сентября 1998 года, привел к тому, что Абдулле Оджалану пришлось покинуть Сирию. Таким образом, Турция получила условия для более активного вмешательства в жизнь Рожавы.

Деятельность Рабочей партии Курдистана в Рожаве активизировалась к концу 1970-х годов. Расширение партизанской борьбы и восстания в Северном Курдистане (территория Турции – прим.ред.), проходившие там восстания с требованием национально-демократических прав, ускорили динамику революции в Рожаве. С основанием ПДС – Партии Демократического Союза (политическая партия Сирийского Курдистана, ориентированная на РПК – прим.ред.), помимо двенадцати других курдских групп, в Рожаве возникла политическая структура, которая обеспечила условия для сегодняшней революции. Если мы взглянем на недавний период, предшествующий революции в Рожаве, мы увидим, что режим сирийской БААС проводил экономическую эксплуатацию и политический гнет в отношении всех социальных слоев, за исключением небольшого меньшинства. Сирийский народ, чьи политические права были отняты, оказался обреченным на нищенскую жизнь. Постепенно курды начали выстраивать процесс индивидуальной и социальной борьбы. Сирийские рабочие и население, вдохновленное серией арабских революций, заполнили улицы всей страны, провозглашая демократические лозунги против диктатуры БААС. Однако искра, с которой начался огонь, исходила от граффити на стенах, которые были сделаны детьми в Дераа в 2011 году. В них говорилось: «Твоя очередь, доктор» [Асад – врач.]». Реакция режима БААС была жестокой и беспощадной: детей арестовали и подвергли  пыткам. В ответ на репрессивную политику властей народ оказал решительное и воинственное сопротивление. Дераа стал первым городом, в котором начались демонстрации протеста, а в скором времени демонстрации охватили все города Рожавы и Сирии. На двадцатый день протестов Дераа был занят сирийской армией.

Вначале крупные демонстрации проходили против несправедливости и нищеты, с  требованием предоставления демократических прав. В результате усиления репрессий и игнорирования требований демонстрантов, характер восстания изменился – свержение Асада стало основным требованием протестующих. Асад не смог подавить это восстание, поэтому он выдвинул некоторые примирительные предложения. Губернатор Дераа был отправлен в отставку, а срок военной службы был сокращен с 21 до 18 месяцев. Были также предприняты шаги по увеличению заработной платы государственным служащим, увеличению свободы прессы, борьбе с несправедливостью, прекращению внесудебных расправ. Кроме того, часть курдского народа получило сирийское гражданство. Между тем, осуществив данные уступки, Асад попытался совершить массовые убийства, организовав контр-группы, называемые «şebbiha» (призраки).

Конфликт между массами, состоящих в основном из арабов, и режимом БААС в дальнейшем начал принимать форму реакционной гражданской войны с вмешательством империалистов и их региональных государств-сателлитов. Однако революция Рожавы пошла по своему собственному пути. Она прочертила свою независимую линию, противоречащую ложной дилемме реакционной политики – либо двигаться вместе с сирийской оппозицией, ставшей марионеткой империалистов и региональных держав, либо оставаться вместе с режимом Асада.

Рожава начала национально-демократическую освободительную революцию, заявив, что именно представители угнетенного народа подверглись давлению, резне и политике отрицания со стороны сирийского государства. Это заставило режим вывести свои войска с территории Рожавы, за исключением аэропорта в Камышлы и некоторых символических учреждений. Курдская революция развивалась на основе стратегии защиты собственной территории от ее врагов. Вначале это была сирийская оппозиция, а затем банды ДАИШ и Аль-Нусра. Что касается настоящего времени, то Сирийские демократические силы (СДС) продолжают сейчас свою освободительную борьбу.

– Что в вашем понимании есть процесс революции в Рожаве, и какую часть работы вы в ней выполняете?

– Наша партия организована в Турции и Северном Курдистане. Она защищает региональные революции, федерации и конфедерации. По этой причине она рассматривает в качестве своего неотъемлемого права и миссии необходимость организовываться на Ближнем Востоке и во всех четырех частях Курдистана, которые находятся под оккупацией колониалистов.

Партия защищает линию, согласно которой, четыре части Курдистана имеют право на объединение. Следовательно, все вопросы, представляющие непосредственный интерес для региона и Курдистана, в частности, также являются важной темой нашей партии. Они определяют программную и политическую предысторию нашего присутствия в Рожаве. Наш передовой отряд прибыл в Рожаву в августе 2012 года. Первоначально наши активисты работали над вовлечением в революционное движение простых людей. Мы работали в учреждениях, имеющих жизненно важное значение для развития Рожавы – таких, как органы безопасности, муниципалитет, таможня и  разведка. Мы также принимали участие в обороне революции, отправляя наши силы в различные батальоны. Помимо этого, мы также принимали участие в основной работе YPG и YPJ и работали над привлечением новых людей. Наши боевые силы достигли успеха в деле обороны революции, в то же время, взяв на свои плечи,  задачу вовлечения в движение других людей и помощи им в  понимании основных проблем революции.

По мере развития нашей революции – в экономическом, политическом, культурном и географическом отношении – империалисты, региональные реакционные страны (такие как Саудовская Аравия, Катар и т. д.), и прежде всего колониальная Турция, а затем и их прислужники в лице Аль-Нусры и ДАИШ, сирийский режим и ДПК (вспомните эмбарго и закрытие южной границы Турции с помощью рва) попытались задушить нашу революцию со всех сторон. Эта политика продолжается и сегодня.

Когда военные атаки против нашей революции стали более интенсивными, мы перенаправили большую часть наших сил в военную сферу. С новой поддержкой мы увеличили наши военные силы – как по количеству, так и по качеству. Сначала произошло освобождение Кобани, затем мы принимали участие во многих оборонительных сражениях и освободительных операциях – таких как Хасеке, Серекание, Гире Сипи, Тыл Темир и  Камышло.

Наши силы в Международном батальоне свободы также участвовали в освобождении Шенгала, Хола и плотины Тишрин. Мы сражались почти на всех фронтах, от Кобани до Шангала. Помимо нашей военной деятельности, мы активно работаем во многих других областях – здравоохранении, СМИ, «Mala Gel» (общественные центры) коммунах и участвуем в женской борьбе. Кстати, мы поддержали создание Института единства и солидарности народа. Это учреждение, SYPG (на курдском – Saziya Yekiti û Piştgiriya Gelan), будет институтом, функционирующим в качестве моста между людьми. Это институт будет способствовать их связи с революцией и организации поддержки со стороны народы. Он также будет способствовать развитию революции и станет шагом к приданию ей социалистического характера. Наша партия не является партией, прибывшей в Рожаву с целью краткосрочной поддержки – поэтому мы разворачиваемся здесь как постоянная сила.

Проще говоря, мы принимаем эту революцию как нашу, и ее врагов и друзей, как своих собственных.

– На какой военный опыт и теорию вы опираетесь?

– Мы пытаемся стать партией, которая анализирует весь мировой революционный опыт, извлекая из него для себя уроки. Мы применяем их в своей практике, используя подходящие формы в практической работе. Рожавская революция не похожа на опыт прошлого. Вследствие этого многие группы не смогли или не захотели понять революцию Рожавы. Эта революция не развивается, как классические революции. Ее историческая формация и условия, а также военная структура, полностью уникальны. Например, в Рожаве не существует сильного классового движения, как это было в классических революциях. Идеологическое ядро революции составляют национально-демократические требования – однако она не включает в себя узкую националистическую перспективу. Несмотря на центральное значение национальных проблем, революция включает в себя все народы Рожавы. Революция Рожавы в то же время является женской революцией – что делает ее хорошим примером, который следует защищать. Помимо этого, революция занимает особое и уникальное место благодаря своим экономическим, демократическим, культурным и экологическим программам.

Революция началась усилиями небольшой организованной части народа и вооруженных сил. Организованному вооруженному ополчению и партизанам удалось направить недовольство народа на улицах против режима Асада, осуществив захват государственных учреждений. Государственная армия и полиция не оказали в городах Рожавы яростного сопротивления, потому что они были окружены людьми и военным ополчением.

Первоначально военные структуры формировались путем смешения партизанских и сил ополчения, затем они становились более структурированными и специализированными, и в результате разделялись. Географическая специфика Рожавы способствовала тому, что война приобрела уникальную форму: городские сражения – например, в Кобани – в основном базировались на использовании тяжелого оружия; атаки минами и СВУ получили стратегическое значение; политические убийства и контрразведка стали играть важную роль; атаки с помощь автомобилей со смертниками (метод, который используется бандитами) также является фундаментальным элементом этой войны.

Другим специфическим аспектом войны является то, что в ней одновременно используются боевая тактика партизан и обычной армии. Иногда отряды сражаются, как обычные армии, а в другое время используется партизанская тактика.

Историческая, культурная, социальная и экономическая история, а также нынешний характер развития движения Рожавы являются причинами, по которым она не похожа ни на один из революционных примеров прошлого. Если  пренебречь теми элементами, которые определяют уникальный характер данной революции и применить классическую тактику и теорию, то мы будем говорить о чем-то другом, но не о современной революции в Рожаве.

Для нас, марксистов, успешное применение правильных методов и форм борьбы в нужное время с материалистическим анализом конкретной ситуации играет важнейшую роль. Марксизм не был бы собой, если бы он не был основан на диалектическом и историческом материализме. Чтобы осознать новое и, в соответствии с этим, перестроить свои собственные убеждения и действия, необходимо обладать гибкостью и творческим подходом, которые могут воплощать на практике только серьезные революционеры. Среди революционных движений все еще широко распространено подражательство, зубрежка и  соответствующее использование исторической теории и практики.

В любой стране любое время основные законы войны сохраняют свое значение – как и в Рожаве. Военная жизнь, дисциплина, правила, аспекты нападения и защиты, командование и подчинение, сила воли, вера, решительность, преданность, знание врага и самого себя, и т. д. Ответы всех теоретиков войны и командующих на все эти вопросы были почти одинаковыми – та же военная логика присутствует у Клаузевица, Ленина и многих других военных и политических лидеров. Успешным является тот, кто строит военную стратегию и последующую тактику после объективного позиционирования конфликта в своих исторических условиях, базируя их на конфликтах собственной реальности и социально-материальной структуры. Мы пытаемся осмыслить наше наследие, и то новое, что мы узнали из нашего опыта участия в революции Рожавы и мирового опыта. Для этого у нас нет предварительно сформированного образа или модели, которые мы будем применять. Когда мы «рожавизируем» революцию во всех ее аспектах – в военном, экономическом, культурном и социальном – наша революция постепенно приближается к победе.

– Что значит участовать в батальоне Марксистко-ленинской коммунистической партии?

– Для нас коммунистов, это, прежде всего, означает согласованность – в идеологической, политической и организационной сферах. Одной из важнейших проблем современных революционных движений является отсутствие решимости. Когда не может быть обеспечено единство мысли и действия, возникает множество идей, которые не приводят к практическим последствиям. Если движение теряет свою жизненность, это означает, что оно также теряет причину для существования.

Большая часть революционного движения отстала от актуальной политики. Отсутствие стратегии приводит к отсутствию тактики, что ведет к отсутствию актуальной политики. В результате, представители движения неизбежно входят в роль зрителей и комментаторов. Те, кто  оказался в этой роли, не могут стать инициаторами революции или быть ее частью. Участвовать в батальоне МЛКП означает, в этом смысле, быть в том месте, где революционеры производят свою революционную идентичность по таким критериям, как укрепление их революционных требований и последовательности, распространение веры, доверие к идеологии и людям, которые в правильном месте и в правильное время, осуществление мечты о новом мире и будущем.

В то же время, МЛКП является партией Курдистана. Революционеры самых разных национальностей присутствуют и сражаются вместе с нами в Рожаве. Наши подразделения открыты для людей, которые не состоят МЛКП, но являются революционерами – в том числе и анархистами. Наша партия также является местом для бойцов из других стран, особенно из Европы, для ведения общей борьбы против реакционного варварства ДАИШ. В этом смысле наша партия имеет как местный, так и международный характер.

– Как революция  в Рожаве повлияла на жизнь вашего батальона?

– Мы во всех смыслах являемся частью революции в Рожаве. Помимо наших уникальных особенностей, проистекающих из нашей идеологической структуры и нашей собственной истории (которая дает нам свою перспективу и некоторые преимущества), мы дополняем друг друга – особенно в военных вопросах. Мы одинаково сильно влияем на революцию, и сами испытываем ее влияние. Например, бойцы нашего батальона отправляются на передовую и присоединяются ко всем военным операциям.

Со временем жизнь в батальоне развивается и налаживается. Несмотря на то, что Рожава в основном уже очищается от бандитов, военная составляющая остается главным элементом защиты революции. Перспектива военной обороны, которую мы должны создать и развить, должна учитывать этот факт. Естественно, что именно эта военная перспектива и структуры, которые исходят из этой перспективы, определяют образ жизни батальона. Наряду с этим регулярно осуществляется идеологическое и политическое образование, необходимое для активного участия в революции и ее понимания.

– Как вы воспитываете новых бойцов?

– Революция в Рожаве продолжается. Военный характер данной революции по-прежнему является ее фундаментом. Поэтому военной подготовке уделяется приоритетное внимание, и в соответствии с этим, дается идеологическое и политическое образование. В ходе этих тренировок используется несколько методов. Когда это необходимо, бойцы, проходящие подготовку, становятся тренерами. Все тренировки проходят в первую очередь в батальоне. Военная подготовка осуществляется в реалиях революции Рожавы. Преподается военная стратегия и тактика, разработанная в Рожаве. В частности, после военных операций, задействованные в них отряды передают свой опыт батальону – и, следовательно, партии. Мы формируем военно-политические кадры, которые связаны с идеологией, верой в партию и имеют силу воли для воплощения на практике политической линии партии. Эти кадры твердо преданны революции.

– Как вы поддерживаете молодых бойцов в трудных условиях войны?

– Война – самая суровая и интенсивная фаза борьбы. Поэтому революционер должен выиграть  войну  сначала в своей голове, чтобы противостоять ее тяжелым условиям. Мы пытаемся научить их этому в первую очередь. Это возможно только благодаря сильной, правильной и научной идеологии. Революционеры, которые знают, за что они сражаются, живут и умирают, когда это необходимо могут преодолеть все трудности войны. Когда идеологическая ясность и решительность  укрепляются с помощью знаний, навыков и технического опыта, тогда бойцы приобретают боевитость и умение преодолевать тяжелые условия.

Важно подчеркнуть, что образование является  и общим и частным – то есть, не односторонним обобщающим и сокращенным. Потребности, навыки и потенциал каждого из наших товарищей учитываются при планировании образования. Когда обучение проводится на фронтах войны, оно становится более практичным и постоянным.

– Как можно адаптировать идеи революции Рожавы к военной борьбе и гражданской жизни?

– Самый важный мотиватор такой адаптации – понимание ее необходимости. Революция Рожавы – как в момент своего появления, так и в оборонительный период – отличалась военным характером. Эта характеристика специфична именно для данной революции, но в целом, революции должны основываться на насилии и военных структурах.

Определяя проблему практически, мы можем сказать, что народ Рожавы начал революцию, используя в свою пользу гражданскую войну в Сирии. Партизанские силы получили контроль над регионом при поддержке народа. Быстро начались нападения банд, подобных Ан-Нусре, поддерживаемые Турцией и другими соседями. Эти колониальные фашисты и реакционные силы пытаются уничтожить нашу революцию. Несмотря на то, что сопротивление этих врагов сломлено, и они отступают, революция все еще подвергается риску нападения  с их стороны. Именно этот важнейший фактор облегчает адаптацию идей революции к военной борьбе и гражданской жизни.

Реальность такова, что оборона и развитие революции напрямую связаны с вашим отношением к военной борьбе и жизни. Например, если вы не организованы по правилам военной дисциплины и не развиваете борьбу в этой форме, вы не сможете защитить революцию или самих себя. Эта материальная сущность – реальность, которая быстро принимается всеми силами, присоединяющимися к революции.

Разумеется, существует большая разница между пониманием этого и практическим применением его на практике. Это то качество, которое наши бойцы получают с идеологической и военной подготовкой. Когда к этому добавляется фронтовой опыт, возникает адаптация характеристик революции Рожавы к ее военно-социальным аспектам.

– Существует ли связь между Рожавой и сопротивлением в самой Турции?

– Рожава является частью Курдистана. Рожава уже стала лидером по сравнению с другими частями Курдистана и еще сыграет ключевую роль в будущих региональных революциях. Турецкая революция также входит в эту региональную революцию. Все развитие Курдистана, особенно на севере и в Рожаве, усиливает кризис режима и имеет большое значение в классовом конфликте.

Вследствие этого существует прямая связь между Рожавой и Турцией. Наша партия, которая правильно оценила направление развития освободительной борьбы в Курдистане, пришла к выводу, что Курдистан начал развивать единство своих четырех частей, выстраивая идеологические, политические, культурные и моральные границы. Это изменило перспективу, которая рассматривала курдскую борьбу только в рамках Северного Курдистана.

После 3-го съезда нашей партии в 2002 году, благодаря развитию перспективы «региональных революций», мы включили в программу региональные демократические и социалистические федерации. На нашем 5-м съезде мы изменили название «МЛКП / Турция – Северный Курдистан» на «МЛКП / Турция – Курдистан», чтобы отразить нашу работу в других частях Курдистана. Это подход, который учитывает право на объединение всего Курдистана, который в настоящее время разделен колонизаторами.

Наша организация Курдистана включает эти четыре части в свои области борьбы. Эта перспектива также является ударом по кемализму, который глубоко проникает в душу левого движения. Даже сегодня многие революционные организации, демократы и интеллектуалы не могут придерживаться в отношении курдского национального движения последовательной и правильной позиции. Поскольку они не смогли исторически правильно понять  курдскую национальную революцию, начавшую развиваться с 1993 года, сегодня им трудно понять рожавскую революцию, и они подходят к ней либо поверхностно, отрицая ее, либо воздерживаются от оценок.

По причине того, что наша партия была частью революции Рожавы, она положительно повлияла на турецкое левое движение – чтобы его представители хотя бы частично повернулись лицом к революции Рожавы. На турецком фронте интенсивно развивается агрессивная политика колониальной диктатуры в отношении нашего народа, рабочих и всех угнетенных. С началом революции в Рожаве стало яснее, что право на самоопределение нашего народа, стремление к самоуправлению, самообороне, экономическому, культурному и социальному строительству и процесс создания нового успешного общества затронули все регионы. Собственно говоря, народ и рабочие Турции наполняют свои паруса ветрами революционной бури, которая разворачивается в регионе.

Защита революцию Рожавы означает одновременную защиту личных свобод, революционных ценностей и культуры. А в ответ колониальная фашистская диктатура вводит в действие политику уничтожения, подавления и угнетения революционной и демократической борьбы на турецком фронте. На самом деле нет никаких сомнений в том, что турецкая диктатура спланировала злобное нападение на 33-х молодых членов  СФСМ (Социалистической Федерации Союзов Молодежи) в Суруче, которые солидаризовались с Кобани. Кроме того, взрыв на митинге в Анкаре, где собрались десятки тысяч людей, требующих прекращения грязной войны в Курдистане, был организован турецким государством. Как и в Суруче, турецкие власти обвинили в этом теракте ДАИШ.

Объективные и субъективные условия региональной революции напрямую связывают курдское освободительное движение в Рожаве с борьбой в Турции. Врагами рожавской революции и сопротивления в Турции являются региональные реакционеры, империалистические державы, исламские фашистские группировки и, в частности, колониальная турецкая фашистская диктатура. Наличие общих врагов — это то, что делает нашу борьбу и революцию общим делом. Пока не будет достигнута победа в социалистической борьбе, революция в Рожаве всегда будет находиться под угрозой. Уже сейчас очень трудно гарантировать защиту революции в Рожаве до того, как Сирия приобретет демократический вид.

– Как МЛКП в Рожаве способствуют развитию революционного общества с помощью социальных проектов?

– Рожава переживает процесс полной реконструкции. Общество реорганизуется и расширяет самоуправление во многих областях – таких как местные коммуны, кооперативы, образование, культура и здравоохранение. Наша партия является частью этого процесса, способствуя построению революции путем создания собственных проектов и используя свои ресурсы.

Территория Рожавы является убежищем для широкого круга людей, религий и культур. Наша партия будет поддерживать свою идеологическую, политическую и организационную работу, с перспективой укрепления единства и солидарности людей. В дополнение к этому продолжается наша работа по местным проблемам, прессе и здравоохранению.

– Империалистическое противостояние между такими странами, как Россия, США и Турция, становится запутаннее с каждым днем. Как вы относитесь к этому?

– В период, называемый «Арабской весной», когда угнетенные люди боролись за демократию и свободу против региональных диктатур, это движение показало большой исторический динамизм. Например, в Тунисе была свергнута диктатура. Империалисты и реакционные региональные государства хотели воспользоваться этими движениями ради своей выгоды, как они это сделали в Египте, Ливии и Аммане.

Турция была заинтересована в создании зон контроля путем конкуренции в этой реакционной среде. Анкара начала кампанию по наращиванию собственной  гегемонии в регионе посредством политики неоосманизма. Своими так называемыми «атаками» против Израиля неоосманизм пытается навязать арабскому народу собственную волю. Турция также сосредоточилась на подавлении революции Рожавы путем нагнетания ненависти к курдскому народу, угнетая и нейтрализуя национально-демократическое движение, основанное на самоуправлении и самообороне в Северном Курдистане

– Ближний Восток снова стал территорией конкуренции и конфликтов для империалистов…

– США не смогли добиться того, чего хотели в войнах против Афганистана и Ирака. США превратили большую часть старых колоний России в собственный рынок. Ось таких стран, как Латвия, Эстония, Литва и Украина стала основой сотрудничества с империалистами. Балканы были преобразованы в рынок для немецких империалистов, которые также сотрудничают с США. Французы начали предпринимать более агрессивные шаги – в том числе, военные действия в Африке. Подобный подход был применен и в отношении Сирии. Россия увидела возможность  вернуть себе крупные рынки, которые были захвачены США и империалистическим блоком ООН, и тем самым укрепить и развить свои экономические, политические и военные амбиции, чтобы повернуть невыгодные процессы в свою пользу. Присоединение Крыма к России стало одним из самых важных шагов в этом направлении. С недавнего времени Россия стала действовать в Сирии более уверенно, вводя  в страну крупные военные силы. Это показало, что Россия также участвует в  империалистическом конфликте.

Империалистический блок США-ООН не смог нейтрализовать влияние ДАИШ и других исламских фашистских банд на Ближнем Востоке. И поскольку не получилось предотвратить вмешательство России, они должны были вынуждены с ней договориться. Война в Сирии является результатом конфликта между Россией, США и Турцией, вследствие чего регион вновь разделился. Несмотря на вынужденный договор, заключенный между этими странами, в их отношениях продолжают существовать напряженность и противоречия, которые способствуют росту насилия в войне.

Турция уже давно проводит в регионе политику, направленную на поддержку суннитов – так же, как это делает  Саудовская Аравия и Катар. Турция пытается вмешиваться в дела региона, поддерживая исламские фашистские группировки, такие как ДАИШ и Аль-Нусра, подавляя революцию в Рожаве и курдское национально-освободительное движение. Такие случая, как сбитый российский истребитель и ввод войск в Башик – якобы для защиты туркменов, имеют те же корни. Политика и планы России в Сирии также не новы. В связи с тем, что Россия имеет тесные отношения с режимом БААС и в Сирии находятся российские военные базы,   Россия является влиятельной силой в регионе. В то время  как  США и их союзнические державы прибегают ко всем методам, включая войну, чтобы создать районы своей гегемонии в Сирии, Россия не ждала, а оказывала всяческую поддержку режиму Асада. Теперь Россия разрабатывает новую политику, действуя непосредственно в этом регионе. Шиитские районы Ирака и Ирана связаны с этим российским блоком. Империалистический альянс США-ООН пытается самостоятельно переделать регион, но встречает трудности, в связи с тем, что они не являются здесь единственной силой. У народа также есть сила воли.

Империалисты пытались осуществить это в Сирии – но, как и в Ираке, они не смогли добиться успеха. Различные этнические, религиозные группы и политические силы в Ираке сорвали планы империалистов. ДАИШ, которая собиралась исключить эти силы и изменить баланс в регионе, получила поддержку и была вооружена империалистами. Однако спустя некоторое время ДАИШ, которое стремилось использовать эти условия для широкого господства, вышло из-под контроля империалистов и региональных реакционных государств и стало большой угрозой интересам этих империалистов. Иракская армия, Пешмерга и сирийские силы не смогли эффективно выступить против ДАИШ. Империалисты не предприняли соответствующих действий для того, чтобы предотвратить развитие  и распространение ДАИШ. Путем создания международной коалиции они начали борьбу против монстра, которого они сами создали, но так и не смогли его победить.

То, что ДАИШ не оправдало чужих ожиданий и, в конце концов, нападало на своих же  союзников, можно сравнить с положением Германии во время правления Гитлера. Империалисты  того периода поддерживали гитлеровский фашизм, чтобы помешать развитию  Советского Союза. Однако этот монстр, с политическими амбициями, начал поедать самого себя. По этой причине Советы выступали  в роли спасателя для государств, оккупированных Гитлером.

Не секрет, что составные части блока против ДАИШ выступают против идеологических и политических перспектив революции в Рожаве и военной силы YPG. Однако ситуация на местах вынудила их признать силы YPG, которые сражаются против ДАИШ, платя за это большую цену. Эти отношения были вынужденно приняты империалистами, но они предпочли бы этого не делать. Для нас не составляет проблемы то, что некоторые из империалистов бьют ДАИШ, словно хозяин  бьет непослушного дикого пса. Тем более, что этот пес нападает на нас. Вследствие этого, мы не беспокоимся о том, что они немного побьют ДАИШ. Следует также подчеркнуть, что США, ООН и Россия связаны с революцией в Рожаве главным образом посредством военного сотрудничества. Ни революция Рожавы, ни национально-демократические права курдов не являются для них центральным вопросом.

– Что вы думаете о международной солидарности  с Рожавой?

– Наша партия очень озабочена этой проблемой. Мы пытаемся заключать союзы, организовывать встречи, развивать единство действий и практики солидарности со многими международными организациями. Однако нельзя сказать, что эти связи достаточно  сильны и распространены  в международной революционной среде. Достаточно просто взглянуть на огромную  толпу, которая отправляется в подконтрольные ДАИШ регионы, чтобы увидеть постыдное положение групп, которые называют себя левыми, социалистическими, революционными или анархистскими. Подумайте о тех тысячах людей из почти 100 стран, которые отправились в ДАИШ. Число тех, кто присоединился к революции в Рожаве, очень невелико по сравнению с ними – несмотря на то, что эта  революция защищает женское освобождение, равенство и справедливость.

Мы уверены, что революция в Рожаве похожа на оазис в пустынной политической среде Ближнего Востока и заслуживает большего интереса, поддержки и солидарности. Чтобы понять и поддержать то, что происходит здесь, следует проявлять всемерную международную солидарность.

Рожавская революция требует международной солидарности и единства революционеров во всем мире. Следует подчеркнуть, что революционеры и коммунисты должны более массово участвовать в защите и строительстве революции. Это гарантирует, что революция в Рожаве будет способствовать демократизации Сирии, освобождению Северного Курдистана, созданию и развитию социалистических федераций.  Наша партия продолжает прилагать усилия для защиты, распространения, укрепления и превращения Рожавы в революцию народов и угнетенных людей всего мира, опираясь на фундамент Интернационального батальона свободы.

– Что бы вы хотели сказать участникам международного революционного движения?

– Революция Рожавы  сегодня стала сегодня «домом» для всех угнетенных, борцов против капитализма, империализма  и всех видов  религиозной реакции. Защита этой революции означает сопротивление  капитализму  и религиозной реакции, препятствующих победе прогресса.  Победа Рожавы станет сильным ударом по  этим силам и реакционным диктатурам  ближневосточного региона.  Революция  Рожавы – это Парижская Коммуна, большевистская революция, Куба, Китай, Вьетнам, Южная Африка и Алжир нынешнего дня. По этой причине ее  защита, поддержка и участие в ней – это самая конкретная идеологическая и политическая обязанность революционного движения наших дней.

Источник: lookleftonline.org , перевод Максима Лебского и Екатерины Назаровой