Почему именно за этим регионом стоит пристально следить — при том, что это даже не государство?

Во-первых, именно поэтому. Мало ли государств в мире? Мало ли движений, которые хотят провозгласить собственное государство? В Сирийском Курдистане ситуация отличается как раз тем, что революционеры не хотят отделяться от государства (сирийского, например) или провозглашать собственное (курдское, как вариант). Цимес в том, что сейчас в этой этнической мозаике курды, арабы, езиды, ассирийцы, туркоманы, армяне и черкесы пытаются выстроить систему, где не будет главной нации, не будет национального ущемления, не будет разделения, как прежде.

Во-вторых, непривычное для Ближнего Востока участие женщин в военной и теперь уже гражданской жизни (ЦАХАЛ не в счет). 40% закреплено за женщинами в советах, сопредседатель Сирийского демократического совета, гражданской зонтичной структуры Рожавы, — ветеран женского ополчения Амина Омар.

До нее на этом же посте была активистка Ильхам Ахмед — во всех выборных структурах курдской демократии (счет которых идет на сотни), одно место сопредседателя всегда закреплено за женщинами.

В Рожаве пропагандируется жинология — феминизм с особым ближневосточным колоритом, воспевающий борьбу за эмансипацию и женское боевое братство. Говорят, что такой курс был принят движением на рубеже XX-XXI в.в., когда оно было на грани уничтожения из-за того, что большая часть мужчин-революционеров оказалась в тюрьмах. В этом можно найти аналогии с революционерами российского XIX в., когда число женщин-участниц росло пропорционально репрессиям и ссылкам мужчин.

Наконец, интересно то, как курдский геополитический клубок окутывает горные гряды четырех стран — помимо Сирии это еще Иран, Ирак и Турция. «Барзанисты» из Эрбиля в угоду Турции блокирует с востока Рожаву, при этом провозглашает «независимость» и получает от проиранского шиитского ополчения Ирака.

Но размещает у себя на территории несколько структур действующей в южной Турции союзной Рожаве РПК — хоть и не мешает турецким операциям против них. А партизаны последней по горным тропам сообщаются с курдским Роджилатом — постоянно тлеющим западным тылом Ирана, который при малейшей дестабилизации загорается всерьез. И над всем этим — намертво путающийся в этих нитях орел «мирового жандарма» США. Не будет преувеличением сказать, что Курдистан сейчас — одно из самых драматичных мест на планете. Конечно, за ним стоит следить».