Майский переворот в Армении, прошедший крайне мирно и при этом массово, вдохновил всех политически мыслящих жителей всей плеяды постсоветских диктатур – оказывается, можно было так. Но что происходит за красивой картинкой, и есть ли место в новой Армении нашим идеологическим левым соратникам? Редактор информационного ресурса Socialist Armenia Эдгар Саакян рассказал Hevale о Бархатной революции в Ереване, аполитичности населения и демократическом конфедерализме на Кавказе.

Насколько левые идеи востребованы в Армении? Есть ли действующие профсоюзы либо активистские группы или кружки?

В начале XX века левые идеи было очень популярны среди армян, почти все старейшие политические партии являлись социалистическими: Гнчак («Колокол»); Дашнакцутюн; Компартия. Из числа армянских исторических личностей могу выделить Степана Шаумяна. Он был не только непримиримым борцом с царизмом, революционером, но и очень умным теоретически подкованным политиком. Сегодня у Компартии нет ни сайта, ни кружков, вся деятельность сводится к митингам, приуроченным к памятным датам, пропагандой классовой борьбы они не занимаются.

Историки, манипулируя национальными чувствами и историческими фактами, внедрили с сознание большинства армян ряд антисоветских мифов. Например, в Армении почти все убеждены в том, что большевики вели антиармянскую политику, армянские земли отдавали/дарили туркам и т.п. Это упрощенная, вульгарная трактовка истории начала XX века, которая не учитывает исторический контекст и огромного количества нюансов.

Однако большинство в такую трактовку верят. Скорее всего, так сложилось из-за того, что обывательское сознание требовало простых ответов на сложные вопросы, а националисты смогли дать такие ответы. Людям проще верить в то, что земли потеряли по чей-то вине, ведь в противном случае придется признать, что к национальной катастрофе привели нашу страну так называемые национально ориентированные силы, именно политика дашнаков привела к войне с кемалистами, а после и оккупации значительной части территории Первой республики. Но виноваты, конечно, коммунисты, которым потом пришлось расхлебывать последствия дашнакского правления (т.е. левонационалистической партии Дашнакцутюн), кроме этого Армения при Советах возродилась и стала современной индустриальной республикой. Армянская буржуазия после 1991 года получила страну с развитой промышленностью, электростанциями (АЭС чего только стоит), грамотным населением численностью в 3.5 миллиона и много еще чем.

Почему решили делать Socialist Armenia?

Проекту 28 мая исполнится ровно год. SA – это ответ, реакция на информационную и идеологическую среду, которая возникла в Армении за последние 20-25 лет. В данный момент все армянское общество пропитано националистическими и либеральными идеями. Особенно, это можно в сконцентрированном виде наблюдать в армянском сегменте интернета: огромное количество сайтов, групп и сообществ в социальных сетях занимаются, осознано или неосознанно, агитацией националистических идей. Это неудивительно, ведь интернет является отражением общества.

Однако всех их объединяет одна черта – это антикоммунизм и антисоветизм. Альтернативная точка зрения отсутствует, никто не пытается на информационном поле вести контрпропаганду, тем более не стоит вопроса о распространении и популяризации коммунистических идей. Есть люди, которые пытаются на своих страницах в соцсетях или в своих группах противостоять националистическим и либеральным идеям, но их работа ведется бессистемно, формы и выражения агитации оставляют желать лучшего. Иногда формы такой контрпропаганды носят весьма ретроградный характер, то есть это бездумная ностальгия по советскому прошлому.

Понимание вышесказанного привело меня к мысли, что необходимо создать современный марксистский информационный ресурс, для агитации среди армян, также для освещения истории Армении и современных реалий с классовых позиций.

Что наиболее значимым считаете в истории страны?

Это, конечно, Октябрьская Революция и Советизация. Благодаря революции, армяне, как и другие народы бывшей Российской империи, смогли совершить качественный социальный, культурный, демографический, экономический прорыв.

Националисты и либералы, манипулируя национальными чувствами, пытаются современные проблемы Армении выдать, как за последствия пережитка «коммунистического прошлого». Но абсурд и нелогичность таких мыслей в том, что как раз в «коммунистическом прошлом» не было таких проблем, они появились при капитализме. Социальные проблемы, отток населения, неравенство, деградация промышленности со временем будут только усиливаться.

Что самое трудное в подготовке материалов? Какой фокус?

Материалы направлены на освещение важных исторических и современных событий в общественной жизни Армении с классовых позиций. Я бы выделил несколько важных исторических событий, которые сильно повлияли на современные реалии Армении.

Во-первых, это заключение Туркманчайского договора в 1818 году и присоединение Восточной Армении к Российской империи, благодаря чему армяне получили возможность жить на своей земле в относительной безопасности. Конечно, политика царизма преследовала свои цели, они армян рассматривали в качестве средства продвижения своего влияния в регионе, но это было намного лучше персидского деспотизма, который рано или поздно привел бы к ассимиляции или уничтожению.

Во-вторых, это события, произошедшие в начале 20 века: Первая Мировая война; геноцид в Османской империи; Октябрьская Революция и советизация. Данные события оставили неизгладимый след, они определили дальнейших ход истории армянского народа.

Как оцениваете события в Ереване? Изменилось ли отношение властей к людям?

Большинство людей ошибочно считают, что проблемы только из-за Саргсяна и его партии: стоит только поменять его на другого человека и жить станет легче, страна расцветет. Практически никто из протестующих не понимает и не хочет понимать, что причины социальных проблем и противоречий надо искать в существующем экономическом базисе – капитализме. Протестующие и не ставили таких целей – сменить экономический базис на более прогрессивный; они хотят улучшений уже существующего строя. Они хотят капитализм, который, как им кажется, существует во многих западных странах. То есть у них есть образ некого идеального капитализма, которого на самом деле нигде нет.

Николу Пашиняну удалось воспользоваться ненавистью к персоне Саргсяна, чтобы консолидировать протестные массы вокруг своей фигуры. Для этого он воспользовался правым популизмом и антикоррупционной риторикой. Как бы буржуазные журналисты и политологи не пытались произошедшее называть «революцией», мы видим, что до коренных и качественных изменений в жизни общества еще очень далеко. В Армении произошёл классический буржуазный переворот, причем в очень мягкой форме. Позиции правящей буржуазной группировки были очень слабы, поэтому она не решилась продолжить конфронтацию. Люди сменили одну олигархическую группировку на другую.

Преобладающее большинство армян, где бы они ни жили, относятся к Саргсяну и его партии отрицательно. При этом личность Пашиняна ассоциируют с либерализмом и западной ориентацией во внешней политике. Люди в основном разделилиcь в оценках личности Пашиняна: одна часть его идеализирует, а другая его считает «марионеткой Запада». Судим по словам товарищей, проживающих в Армении. Непосредственно из Карабаха (Арцаха) и западной диаспоры у нас нет связей, только с российскими армянами.

Такой разброс мнений можно встретить и в самой Армении, и среди армян России, место проживания не играет большую роль. В России среди армян много тех, кто идеализирует Пашиняна и ждет от смены власти улучшения экономической ситуации.

Насколько в Армении вспоминается курдский вопрос, учитывая, что там ранее был автономный район?

В Армении давно проживают курды и езиды, я знаю, что после советизации государство поддерживало курдов, создавались курдские учебные заведения, печатные издания и радиовещание на курдском языке. В современной Армении действуют несколько курдских и езидских организаций. Я не знаю случаев ущемления прав курдов со стороны государства. Курдский вопрос в контексте армянских реалий практически отсутствует.

Курдский вопрос в основном вспоминают в контексте курдско-турецких отношений. Кто-то симпатизирует курдам в их борьбе с турецким правительством, кто-то относится настороженно, а кто-то и враждебно: считают, что турки и курды одинаковы. Есть и такие, в основном это невежественные националисты. Многие опасаются, что курды создадут национальное государство на территории Западной Армении, что заблокирует решение армянского вопроса. Лично я считаю, что курды – это единственная сила, которая сейчас может противостоять турецкому империализму, если курды проиграют, то уже никакая сила не сможет противостоять туркам и тем более армянский вопрос точно не будет решен.

Есть те, кто преувеличивает роль курдов в геноциде армян 1915 года. Я считаю такую позицию неправильной и даже вредной. Организатором геноцида нельзя считать народ и возлагать вину на народ, так как народ — это абстрактное понятие, – совокупность индивидов. Кто-то хотел убивать армян, кто-то не хотел, а кто-то сочувствовал нам и помогал. Массовое уничтожение целого народа может организовать только государство, а государство – это классовое понятие, оно выступает в качестве машины в руках правящего класса для подавления и подчинения других классов.

Смысл признания геноцида в том, чтобы его признало именно государство, так как требовать признания от всех турок – это нереализуемое требование, такого никогда не будет, всегда найдется человек, который будет не согласен. А у курдов в начале века не было своей государственности и сейчас нет. Курды – это очень широкое понятие, они расселены на большой территории, и не понятно конкретно с кого мы будем требовать? К тому же не все участвовали, а кто-то нам помогал. Почти все курдские демократические и левые движения признали геноцид армян. Участие какой-то части курдов в резне армян было обусловлено тем, что младотурецкое правительство воспользовалось противоречиями между армянами и курдами и столкнула нас друг с другом. Кстати, современная Турция продвигает эту идею, они хотят вину скинуть на курдов, снять с себя ответственность. Этого не понимают наши узколобые националисты.

Поэтому курды, особенно те, кто стоит на левых позициях – наши союзники в борьбе с Турцией. Например, армянская организация АСАЛА сотрудничала с РПК. Герой карабахской войны Монте Мелконян жил какое-то время в Иранском Курдистане, а деятельность курдских пешмерга на него произвела огромное впечатление.

Насколько концепция демократического конфедерализма возможна на Кавказе?

Ситуация на Ближнем Востоке и в Закавказье – абсолютно разные. Я не вникал в труды Абдуллы Оджалана о демократическом конфедерализме, знаком весьма поверхностно, поэтому воздержусь от дачи каких-либо оценок данной концепции. Но при ближайшем ознакомлении с ней у меня возникли вопросы:

1. Каким образом культурное развитие всех народов проживающих на Ближнем Востоке будет поднято на один уровень?

2. Как в условиях отсутствия государства и единого планового хозяйства будут развиваться производительные силы, проводиться индустриализация и создание материально-технической базы?

Этническая карта Кавказа

Однако, если опустить эти вопросы, я понимаю, для чего такая концепция нужна на Ближнем Востоке – создание курдского национального государства может породить новые национальные и религиозные противоречия. Народы и конфессии в регионе перемешаны, проживают компактно, поэтому нельзя создавать общность на основе религии или этноса. Попытки создания политических и национальных общностей в рамках национального государства на базе одного этноса закончились ничем.

Логика концепции ДК в рамках ближневосточных реалий мне понятна, однако совсем другая ситуация в Закавказье: в течении 20 века народы региона отмежевались друг от друга в своих республиках; Армения – моноэтническая страна, в других республиках «титульные нации» также составляют большинство; в республиках получилось за сто лет создать общности на основе одного этноса; народы Закавказья привыкли жить в своих национальных государствах, поэтому ничто не заставит от него отказаться. Если рассуждать исходя из наших реалий, то допускаю создание в рамках Закавказья федерации. Так, кстати, можно было бы решить грузино-абхазский конфликт: Абхазия и Грузия стали бы частью одной федерации.