Специально для Hevale путешественник Александр Альтин рассказал о своем путешествии через Армению и Иран в Иракский Курдистан, политических симпатиях и различиях внутри курдского народа. 

Моё знакомство с Курдистаном началось недавно. Я случайно наткнулся на документальной фильм о курдах, в котором рассказывалось об их массовом уничтожении в Халабдже силами диктатора Саддама Хусейна. Я узнал, что есть большой курдский народ, разделенный границами между четырьмя странами и вечно испытывающий на себя произвол властей. Меня впечатлила гордость и независимость, с которой курды в разных регионах отстаивали свои интересы.

Изначально я решил ехать автостопом в Иран, потому что я изучаю фарси и хотел попрактиковать язык. У меня были небольшие накопления и туристическое снаряжение, а также желание уехать на юг своим ходом, чтобы позагорать в нетуристических странах. Я хотел ехать в Иран из Армении своим ходом, автостопом. Потом подумал, почему бы мне и в Курдистан не заехать. К тому же туда меня приглашали очень много людей с Couchsurfing, где можно найти бесплатно жилье в любой точке мира. Получить визу Ирана было просто — визу Курдистана аналогично. Достаточно оплатить квиток за 800 рублей, заполнить легкую анкету и получить визу в электронном виде, которую можно показать на границе с мобильного телефона. Визу мне одобрили в течение суток и выслали в электронном файле. Отсутствие бюрократии — это очень большой плюс.

Между городов и деревень

Из Ирана я въехал в Иракский Курдистан через пограничный переход Башмах. Я выбрал этот переход, потому что меня пригласила семья в иранском городе Мариван, который находится в 5 км от границы с Курдистаном. После Маривана я неспешно двинулся пешком под палящим солнцем в новую для меня страну. Многие курды на иранской стороне меня отговаривали ехать в Ирак. Они очень беспокоились о моей безопасности там, хотя они также добавляли, что там их братья. Они говорили примерно так: «Если в курдских землях Ирана безопасно, то и там так же безопасно. Однако лучше оставаться в Курдистане и не ехать в арабский Ирак». В этом они были правы.

В Курдистане я хотел автостопить как и в Иране, однако здесь возникла небольшая трудность. Многие автомобилисты не останавливаются и едут дальше. Во многом, наверно, потому что люди боятся подбирать туриста и не говорят на английском. Поэтому многие километры мне пришлось идти пешком под палящим солнцем прямо от самой границы с Ираном и до Турции, иногда используя маршрутки.

Я посетил много мелких деревень и поселений, заезжал в крупные города. Я посетил столичный Эрбиль, Сулейманию, Чамчамаль и Киркук. Я принципиально езжу с малым количеством денег, довольствуясь волею судьбы. Я постоянно заходил в мелкие деревни по пути и просил воды. На местном курдском диалекте сорани это слово звучит, как «аюб». И это важное слово при температуре +45. Местные жители с удовольствием наливали воды из колодцев, а я дальше следовал своим путем. Некоторые добрые люди угощали хлебом, булками, молоком и другими припасами.

Вопросы веры

Касаемо религии тут всё демократично. Мои друзья атеисты – они могут спокойно говорить о запретном и пить алкоголь, который тут продается. Девушки там ходят свободно: в джинсах, в юбках, без покрытия головы, с распущенными волосами. Однако есть и искренне верующие, соблюдающие все религиозные нормы ношения одежды. Курдские мужчины носят традиционный народный костюм. Молодежь одевается свободно: майки, шорты.

При этом часто можно услышать в беседе «иншаллах» или «альхамдулилях». Мечети по-прежнему полны народом, и с минаретов собирают народ для молебна. Это сложно не заметить. В одно и то же время со всех мечетей раздается призыв. Но ты можешь не идти в мечеть и не быть мусульманином. Я всем говорил, что христианин, и никто не обращал на это внимания. Мне говорили, что религия не имеет значения — это дело каждого.

Отношение к России

Мой приход в деревню вызывал у людей большое удивление и интерес. Я всегда мог попросить попить и узнать, куда дальше идти. Все курды очень радовались, что я из России. Говорили сразу о Путине, об американских санкциях, об уничтожении террористов самолетами, о Ленине, Сталине, о поддержке Москвы курдской независимости, о «Лукойле» и «Газпроме», чья продукция там продается. Было очень приятно слышать похвалы местного населения России. Они хорошо говорят на фарси и, при случае Google-переводчик в помощь. Курды много знают о России, многие вспоминали советское время и мировой паритет, когда американцы не лезли в этот регион, о красивых русских женщинах, автомате «Калашников». Некоторые спрашивали, как переехать в Россию или Украину.

Референдум

Курды здесь очень чтят свою независимость. В городах много изрисованных военной тематикой стен. Множество памятников, связанных с войной, много агитационных плакатов, много портретов политического лидера Талабани. И, конечно, везде курдский триколор. 100% контактов пошли на референдум и проголосовали «за», а потом слали фото с черными от голосования пальцами.

Иракские флаги развиваются совместно с курдскими только на государственных и бюджетных учреждениях типа школ или министерств. Музей памяти трагедии в Халабдже мне удалось посетить с моими курдскими друзьями из города Калар, и убедиться в беспределе иракского правительства против своих граждан. В этом музее представлены ужасные фотографии тех лет.  У полицейских, военных и пограничников своя форма, отличающееся от иракской. Везде говорят на сорани, все вывески и надписи на улицах также на сорани. Арабов видел только в столице. Отношение к арабам там хорошее, мирное. Курды спокойно говорят на арабском, и арабов никто не трогает.

Мои друзья из Сулеймании, которые пригласили меня в Курдистан, очень хорошо говорят на английском. Я смог узнать много нового о политической жизни в стране. Они выступают в поддержку Талабани и за отделение от Ирака полностью с фактическим оформлением границ. Ребята поддерживают реализацию идеи лидера Рабочей партии Курдистана Абдуллы Оджалана и построения социалистического государства на Ближнем Востоке. Они ссылались на моноэтничность народа, и что страна маленькая, и что новый социализм реализуется здесь хорошо, и что в стране запасы нефти. Доход от продажи сырья пойдет на покупку вооружения для защиты суверенитета и распределение прибыли для народа, говорили они.

Идейность против потребительства

Я встречал много людей на своем пути. Абсолютно разные люди, разного социального класса и возраста. Некоторые были социалистами. Один из них — мой друг Ашти из Сулеймании — постоянно цитировал Маркса из своего блокнота. Он ярый сторонник Оджалана и социалистического Курдистана в Сирии. Я видел группу сирийских курдов, которые работали в закусочной у дороги. Они за Рожаву и осуществление планов социализма — прям вот аж до экстаза у них глаза горели, гам, шум.

Есть и другая точка зрения. Я бы не сказал, что все люди в Курдистане за идеи коммунизма и эти идеи коммунизма не главенствует в массах. Благосостояние людей растет — это видно по новым машинам и множеству дилерских центров европейских брендов. Я заметил, что в регионе много новых «мерседесов» и авто бизнес-класса. Вот один из водителей такого авто, у которого я спрашивал дорогу в местном кафе, сказал мне, что он за построение демократии в стране и против коммунизма любого толка. Чем беднее и проще в социальном статусе курд, тем он больше за социализм. В деревнях при моем упоминании имени Оджалана курды очень торжествовали. Они сразу кричали «Ленин, Сталин, Маркс». Они их знают и хотят справедливое общество. В больших же городах почти все люди спрашивали меня, как свалить в Канаду, США или Европу.

Здесь всё мирно сейчас, всё умеренно и неспешно. У курдов хорошие машины, благоустроенные частные дома, строятся много высокоэтажных домов, строятся магазины. Цены в Эрбиле по-столичному высокие, банков много, дороги хорошо асфальтированы. В ресторанчики и кафе, куда я заходил, мне все говорили о поддержке демократического направления в политике Курдистана. Постоянно брали в пример развитую Турцию и богатую Саудовскую Аравию. Я бы сказал, что тут умеренные взгляды. На мои вопросы о других братских курдских народах в Иране и Турции, мне говорили, что они сами разберутся и не нужно развязывать новую войну, чтобы объединить всех братьев. Курды сейчас хотят мир и хотят закрепить это состояние.

Иранские нюансы

Конечно, сравнивая два братских курдских народа в Иране и Ираке, которые говорят на сорани, я бы сказал: иракские курды более закрыты в общении. Это чувствуется по взглядам и коммуникации. Без большой охоты идут на контакт с туристом. Конечно, они смотрят на меня, на дикого туриста и хотят задать вопросы, поприветствовать, но медлят. Я отношусь к этому с пониманием. Война идет, много террористов бегает. После начала диалога связь налаживается. Появляются улыбки и доверие. Курды гостеприимны и отзывчивы в Курдистане. В общем-то тоже самое могу сказать и об иранских и турецких курдах, которых довелось повстречать. Каждый поможет, чем сможет, подскажет, накормит, даст ночлег.

В Иране курды со мной избегали темы на счет пешмерги либо Рожавы. Наверное, из-за пропаганды и жесткой полиции, которая подавляет курдов. На все мои возгласы про свободный Курдистан местные курды улыбались и типа «Да-да». Многие курды из Ирана вообще никак не поддерживают идею Курдистана, судя по моим знакомым. В стране безопасность и стабильность, они и этому рады. С одной стороны, тут действительно пропаганда власти, но люди реально хотят мир, работу, растить семью.

Поиски попутчиков

За время моего пребывания ничего плохого не случилось со мной. Блокпостов на въездах и выездах из городов много, постоянно досматривают вещи, особенно мои, спрашивают. Всё происходит спокойно в уважительной манере. Паспорт, портфель в порядке и вперед дальше. Безопасность на высоком уровне везде. При входе в крупный супермаркет, банк, автостанцию, гостиницу полный досмотр всех карманов, сумок. Охранники, вооружение «калашниковым» стоят у многих государственных учреждений. Парламент страны в Эрбиле полностью окружен вооруженными солдатами. Полиции и бронетехники особо не заметил на улицах. Мне как туристу было спокойно во всём Курдистане, за исключением разрушенного Мосула, в котором не был, и сильно отговаривали ехать туда. Так даже можно и забыть, что где-то рядом идут боестолкновения. Если кто решит поехать в Курдистан, можно на самолете долететь до Эрбиля или Сулеймании.

К сожалению, никто не едет со мной в Курдистан. Все боятся и считают психом. Надеюсь, что моя заметка станет рекламой региона. В следующем году, когда поеду, хочу еще несколько человек прихватить – пусть это будет малой лептой в изучение Курдистана.

Свое путешествие  Альтин документировал в своем Instagram, где десятки интересных фото Курдистана