Кандидат социологических наук Дилар Дирик (Кембриджский университет) о том, как участие женщин в войне против исламистов и режима Асада привело к потере земли под ногами у патриархата. Дирик занимается гендерными исследованиями и сотрудничает с Al Jazeera и ROAR Magazine.

Ловушка монополиста

Современные влиятельные мировые институты управляются через подобную структуру, подобную государству: в ней существует монополия на принятие решений, экономику и применение силы.

В то же время нам говорят, что сегодняшнее повсеместное насилие — это причина, по которой государство должно защищать нас от самих себя. Сообщества, пытающиеся защитить себя от несправедливости, оказываются вне закона. Взгляните хотя бы на самое базовое определение терроризма: «использование силы негосударственной структурой в политических целях». То есть, государство на террор не способно?

В результате женщины, общество и природа остаются беззащитными не только физически, но и в социальном, экономическом и политическом отношении. В то же время всепроникающие структуры госбезопасности, открыто торгующие оружием и получающие выгоду от стравливания различных групп ради своих грязных войн, активно создают иллюзорную картину, в которой они защищают «нас» от тайных «их».

За последний год мир стал свидетелем исторического сопротивления курдского города Кобани. Женщины этого города из забытой группы превратились в самых жестоких врагов «Исламского государства», идеология которого основана на уничтожении всех культур, сообществ, языков и цветов Ближнего Востока. Это событие нарушило обычное понимание применения силы и военных действий. Кобани будет вписан во всемирную историю сопротивления не потому, что мужчины защищали женщин и не потому, что государство защищало своих «подданных», а потому, что улыбающиеся женщины и мужчины превратили свои идеи и тела в идеологическую линию фронта, на которой «Исламское государство» и ее насильническое мировоззрение рухнуло.

Женщинам, особенно на Ближнем Востоке, больше недостаточно «осуждения насилия», ведь насилие стало постоянной составляющей нашей жизни, а наш мнимый (или сконструированный) статус жертв используется империалистами как оправдание того, чтобы идти войной на наши сообщества. Возвышение «Исламского государства» показало катастрофы, к которым приводит полная зависимость от мужчин и государственных армий: ни к чему иному, чем к планомерному уничтожению женщин. А значит, необходим механизм радикальной самообороны.

Ход борьбы Курдского освободительного движения основан на принципе «оправданной самообороны» и подразумевает также создание «низовых» социальных и политических механизмов, которые могли бы обеспечить безопасность общества не только в узком, физическом смысле. В природе живые организмы. например, розы с шипами, развивают свои механизмы самозащиты не для нападения, а для сохранения жизни. Абдулла Оджалан, идеолог Рабочей партии Курдистана (РПК), называл это «теорией розы».

Чтобы общество могло выработать подобный механизм защиты, не скатываясь при этом в милитаризм, оно должно отказаться от имитации государствоподобных моделей силы и стремиться вместо этого к защите ценностей коммуны, получая силу «снизу». Общество, а в особенности женщины, по мнению Оджалана, должны быть самими собой, по-курдски xwebûn. Только осознавая своё существование и его значение, человек может провозгласить свое право жить, защищать себя и сообщество. Это должно основываться на обществе, принимающем участие в политике, обладающем самосознанием, разумном и активном, основывающемся на этике любви к комунне, в которую включены такие фундаментальные ценности, как стремление к освобождению женщин, а не ориентация на закон, установленный капиталистическим государством и его аппаратом. Идеологическая позиция, провозглашающая защиту жизни перед лицом армии смерти, сделала Курдистан местом паломничества для женщин и антисистемных движений со всего мира.

Мы пойдем другим путем

Вооруженные силы Рожавы показывают, как самооборона может работать без иерархии, контроля и доминации: в разгар войны курдские отряды народной самообороны YPG, их женские бригады, YPJ, и силы внутренней безопасности «Асаиш», фокусируются на идеологическом образовании. Половина усилий направлена на продвижение идеи гендерного равенства. В учебных академиях бойцам объясняют, что месть не является их целью, а их мобилизация – следствие военной необходимости. В академиях «Асаиш» разрабатывают систему, при которой эта организация могла бы отказаться от оружия и принять на себя роль медиатора в возникающих в коммунах конфликтах. При этом конечная цель – полный роспуск «Асаиш» и создание «общества этической политики», которое смогло бы решать возникающие в нём проблемы без участия каких бы то ни было сил внутренней безопасности. «Асаиш» не называют себя полицией, чтобы подчеркнуть, что они служат не государству, а народу, так как они сами из народа. Здание их академии в городе Румелан ранее использовалось спецслужбами Сирии. Некоторые из нынешних студентов академии уже бывали в нём в качестве политзаключенных сирийского режима. Командиры избираются товарищами по подразделению на основе их опыта, приверженности делу и желания брать на себя инициативу. Идея лидерства в духе жертвования — это причина, по которой многие погибшие на поле боя бойцы YPG/YPJ были опытными и популярными у товарищей командирами.

Для женщин самооборона тем более является вопросом жизни и смерти. Езидки из Синджара, которых безответственные СМИ изображают как пассивных, жалких жертв, теперь отказываются от навязанного им образа жертв насилия и формируют автономную женскую армию YPJ-Синджар по модели YJA Star (женское боевое крыло РПК) и YPJ. Параллельно езидки формируют автономные органы самоуправления.

Неслучайно первые регулярные армии возникли в эпоху накопления экономических излишков, когда также институционализировались патриархат и протогосударственные образования. Национальные государства обеспечивают свое выживание, разделяя сообщества, создавая дух паранойи и ксенофобии там, где народы мирно сосуществовали столетиями. Поэтому, если мы стремимся защитить общество, мы должны противостоять нападкам на общество еще и философскими методами, так как иерархические системы изначально возникают на уровне сознания.

Такой дуализм, как мужчины-женщины, общество-государство и человек-природа используется, чтобы представить иерархические отношения как естественные. Томас Гоббс использовал принцип «Человек человеку волк» (homo homini lupus est), чтобы оправдать существование неоспоримого Левиафана, который называют государством. Этот принцип приводит к практике стиля «большого брата» в современном мире. Мы должны сопротивляться фашистской интерпретации истории, очерняющей общество и объективизирующей природу, и искать практические решения общественных проблем с помощью «социологии свободы», основанной на опыте угнетаемых.

Чтобы бороться с расистской концепцией национальных государств и его ментальных и физических границ, общество должно укреплять сформулированный Оджаланом принцип «демократической нации», чтобы отделить идею нации от бессмысленной этнической формы собственности и чтобы укрепить более значимую этическую общность, основанную на таких принципах, как свобода женщин, особенно в эру «Исламского государства». Революция в Рожаве, в ходе которой курды, арабы, ассирийцы, туркмены и чеченцы вместе пытаются создать альтернативную государству систему, основывается именно на этом принципе.

Самооборона должна быть борьбой не только «против», но и «за», особенно на Ближнем Востоке, где в немыслимых количествах практикуются все формы насилия. Самооборона – это радикальная попытка отнять власть у патриархальной милитаристской системы, и женщины должны стать вооруженным авангардом самообороны новой, красивой, самоуправляемой, свободной и справедливой жизни. Самооборона вкупе с революционными идеями способна произвести радикальные изменения в обществе. Революция в Рожаве и её модель «демократического конфедерализма», как ее определял Оджалан, является прекрасным примером силы людей.

Боец Отрядов народной самообороны Амара из Кобани сказала мне:

«Курды вновь появились на исторической арене, но в этот раз – с системой самообороны и самоуправления, в особенности для женщин, которые теперь, спустя тысячелетия, впервые пишут свою собственную историю. Наши философские взгляды заставили нас, женщин, осознать, что мы можем жить только сопротивляясь. Наша революция куда больше, чем эта война. Чтобы добиться успеха, крайне важно знать, за что ты сражаешься»

Источник: http://internationalistcommune.com/kurdish-womens-radical-self-defense-armed-and-political

Перевод: Владимир Беликов