Анархист, уехавший из России в Рожаву и ставший там товарищем Рустемом, поделился своими мотивами и планами. Нельзя не отметить, что глубокий интерес и отношение к событиям к Рожаве как к откровению — это, пожалуй, общие чувства для многих российских анархистов.

Однако слова товарища Рустема заслуживают и серьёзной критики. Главным образом за то, как он описывает российское анархическое движение — как поражённое страхом, пессимизмом и неорганизованностью. Во-первых, это однобокая картина, которая мало соответствует истине. В России немало организованных либертарных инициатив и много целеустремлённых товарищей.

Во-вторых, и это серьёзнее, подход товарища Рустема к движению — потребительский. По сути всё описание мотивов его отъезда сводится к принципу: «движение в России не отвечало моим мечтам, и вот я уехал туда, где революция большая, многочисленная и организованная». Между тем, это не движение призвано удовлетворять чьи-либо запросы, но сознательные участники движение — должны строить и творить его сплочённым, эффективным и успешным. Курдское движение и революция однажды тоже были выстроены с нуля, что теперь даёт возможность многим приезжать «на готовенькое» (уже сильно продвинутый и развитый проект).

Хочется надеяться, что товарищ Рустем, который пишет, что любит самокритику, увидит наши замечания или сам однажды придёт к подобному осознанию.

Как бы то ни было, поступок тов. Рустема: променять благополучный уют Питера на тяготы революционной автономии — заслуживает уважения. И мы желаем успеха ему и его амбициозным экологическим проектам (комментарий Hevale).

Мой интерес к Рожаве и Курдистану разгорелся после продолжительных поисков похожей модели или концепции внутри российского движения. Российское движение немногочисленно и неорганизованно, каждый действует сам по себе.

Хороший пример борьба против газопровода “Северный поток”. Газопровод берёт начало в Выборге и ежегодно доставляет 55 миллиардов кубометров природного газа в Западную Европу, проходя под Балтийским морем в Германию.

Он уничтожил огромные участки леса, а также нанёс ущерб морской экосистеме, уничтожив места обитания редких видов животных и растений, занесенных в российскую “Красную книгу”. Российское правительство изменило границы ареалов обитания орлов, тюленей и других оберегаемых видов животных, проложив газопровод прямо через их прежние ареалы.

В связи с отсутствием переработки мусора, большую часть отходов в Рожаве сегодня просто сжигают

Некоторые сторонники “зеленого” движения в России предпочитают игнорировать проблему, утверждая, что не было никакой возможности сопротивляться газовому гиганту, который работает в сговоре с нашей коррумпированной судебной системой.

Других, более радикальных, активистов объявляют провокаторами, поддерживаемыми ФСБ для работы против движения.

Правительство Путина ко многим организациям защиты окружающей среды прикрепляет ярлык “иностранных агентов”, используя закон, который дает им возможность заставить несогласных молчать.

Тем временем протесты и демонстрации жестоко подавляются. Например, журналисты и активисты, сопротивлявшиеся попытке властей проложить шоссе через Химкинский лес были арестованы и подверглись насилию, а местный журналист Михаил Бекетов был до смерти забит железной трубой после открытой критики проекта.

Также недавно ФСБ подвергла пыткам активиста-антифашиста Илью Капустина. Он рассказал, как офицеры ФСБ на протяжении почти трёх часов пытали его электрошокером в рамках допроса по делу о терроризме, после чего он уехал в Финляндию и получил там политическое убежище.

Илья Капустин

Радикализм сошёл на нет, особенно после того, как репрессии стали приобретать такой жесткий характер. Люди боятся сражаться против режима до последней капли крови, и иногда может показаться, что они не полностью верят в свой выбранный путь.

В таких условиях некоторые активисты начинают видеть свои потенциальные действия лишь как возможность для самопродвижения. Они фотографируются, появляются на онлайн-ресурсах, но не стремятся следовать общему пути.

Нет особого единства, присутствует элитистская структура и неравенство внутри самого движения, есть большие проблемы с безопасностью. К сожалению, на сегодняшний день это движение потеряло всю свою революционную силу, а с этим и всякий интерес к осмыслению своих прошлых ошибок.

Моим первым мотивационным импульсом стало развитие моих политических взглядов и кругозора, которые я разделял с людьми из моего окружения в России, моими товарищами. Тем не менее, эти убеждения затерялись в нашей ежедневной рутине. Мы что-то такое, что российское общество не хочет принимать, потому что они не могут себе представить, что другой мир возможен, они отказываются даже обсуждать то, что они считают “истиной”.

Второй поворотной точкой в моей жизни стало открытие курдского движение. Я решил не сдаваться и реализовать потенциал этой борьбы в действии.

Так, я приехал в Рожаву принять участие в революции, учиться и сделать выводы изнутри, а также наблюдать за подходом движения к идеологии, природе и культуре. Раньше я не знал, что идеалы, о которых я мечтал уже воплощены в жизнь в этом регионе, но после небольшого введения от друзей в России, меня зацепило – я хотел увидеть в деталях то, что в никакой книге не написано.

Природный заповедник в Хаяке был создан после революции. Рожава.

Практика критики и самокритики, что для меня было важно на личном уровне, тут принимает организованную форму. Любое политическое движение, где бы оно ни находилось, имеет позитивные и негативные стороны, и я хочу видеть противоречия в них и учиться ничего не принимать просто так.

Во время своего пребывания в Рожаве я хочу реализовать несколько экологических проектов, таких как небольшая биогазовая станция, как источник для приготовления пищи в “Коммуне интернационалистов” (Internationalist Commune), а также фильтр для воды, чтобы перерабатывать воду в целях последующего полива овощей и растений в лагере.

Если проекты сработают, как задумано, я хочу их масштабировать, может быть мне удастся найти людей, которым интересно строить подобные системы для деревень и городов, собирая органические отходы с базаров, ферм и так далее. Шаг за шагом, плечо к плечу, мы будем работать с обществом, чтобы заботиться об окружающей среде и выработать чувство ответственности за ее сохранение.

Моя вторая цель выстроить отношения с городскими службами Рожавы, ответственными за уборку мусора и центрами переработки отходов в городе. В регионе Джазира и городе Амуда такие центры уже есть. Вместе мы будем работать над созданием дешевых и эффективных методов разделения мусора, в тоже время развивая методы уборки, решения по хранению мусора и практическому использованию отходов в новых кооперативах.

Где-бы мы ни жили, какую-бы систему ни строили, экология абсолютно фундаментальна. Я надеюсь, вместе мы сможем реализовать эти принципы, как вокруг нашей академии и за ее пределами и сделать все возможное, чтобы проложить дорогу к лучшему будущему для всех, более открытому и прозрачному.

Serkeftin! — К победе!

Товарищ Рустем

Оригинал

Перевод: Денис Горчаков, специально для Hevale: революция в Курдистане