О этноконфесилональной мозаике и связанных с этим проблемах экономики повествует Александр Рыбин. Он путешественник, журналист и этнограф (учился в Институте истории ДВО РАН). Он посещал Ближний Восток до всех горячих событий, недавно он вновь посетил Сирию, где идет война.

Немного географии и истории. Курды – крупнейший в мире народ, не имеющий своего государства. Оценки их численности очень противоречивы: обычно говорят о 40-50 миллионах. Вопрос это политический, поэтому точных данных нет.

Существующий этно-географически, но не официально, Курдистан занимает территорию на стыке Турции, Сирии, Ирака и Ирана. Это область традиционного (двух-трехтысячелетнего  – тоже вопрос политический) проживания курдов. Самые значительные ее части — Северный Курдистан (Турция) и Южный (Ирак). Здесь сконцентрирована подавляющая часть этноса.

Южный Курдистан или, как его чаще называют, Иракский Курдистан – это формально автономия в составе Ирака, занимает его северо-восточную часть. В настоящее время в ее составе четыре области: Дахук, Эрбиль, Сулеймания и Халабджа.

Впервые курдскую автономию на территории Ирака провозгласили 11 марта 1970 года. Тогда в ее состав вошли области Дахук, Эрбиль и Сулеймания.

Столица в Эрбиле. Законодательно было установлено, что на территории автономии работниками местных органов власти могут быть только курды или те представители других этносов, кто в достаточной мере владеет курдским. Курды получили право участвовать в законодательных органах всей страны с процентной долей от совокупного населения. Уже тогда возник спор о том, что город Киркук и его окрестности (богатейшие месторождения нефти, одни из крупнейших в мире) тоже должны войти в состав автономии.

С точки зрения курдов, Куркук исторически является их городом. Во времена Османской империи турецкие власти проводили «тюркизацию» этого района. Позже арабские власти проводили «арабизацию». В результате сегодня город поделен на три части: курдскую, туркменскую и арабскую.

Новый этап автономности Иракского Курдистана начался в 2003 году. Курдские военные формирования пешмарга (в русских источниках чаще пишут «пешмерга», но это неправильное прочтение курдской латиницы) содействовали армии США и их союзникам во время войны против режима Саддама Хусейна. Формально он был свергнут 9 апреля 2003 года, когда американцы взяли Багдад и оккупировали большую часть Ирака. Однако война продолжалась. Масштабы ее то увеличивались, то уменьшались.

В боевые действия включались все новые и новые силы (шиитская милиция «армия Махди», суннитские религиозные радикалы, просто антиамериканские отряды иракцев и т.д.). Но вот в Иракском Курдистане после свержения Хусейна действительно боевые действия закончились и началось собственное государственное строительство. На протяжении всего периода с весны 2003-го (вторжение США и их союзников) по сей день это самая стабильная и мирная часть Ирака.

Здесь достаточно много местных законов и правил, которые не стыкуются с законодательством «Большого Ирака». Одно из показательных: в Ирак запрещен въезд гражданам Израиля и иностранцам, имеющим отметки о пребывании в Израиле. Если такие граждане прибудут на границу арабской части Ирака по земле, самолетом или по морю, их обязательно отправят обратно. Но они легко могут въехать через пограничные переходы Иракского Курдистана. На въезде курды просто поставят штамп о 15-дневном безвизовом пребывании и предупредят, что въезд по этому штампу в арабскую часть Ирака запрещен.

После наступления группировки «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ) в Ираке летом 2014-го суннитские районы страны перестали подчиняться правительству в Багдаде.

Ближний Восток не зря в мире считается самым сложным этно-религиозным регионом. Пытаясь рассказать о курдах в Ираке, я должен рассказать и об арабах Ирака. Большая их часть исповедует шиизм. Они занимают всю южную половину страны. Между Курдистаном и шиитской частью районы, населенные суннитами.

Режим Саддама Хусейна благоволил суннитам и ущемлял шиитов. Американцы, оккупировав Ирак, сделали ставку на шиитов – они фактически стали управлять страной. В результате бывшая суннитская элита страны (генералы и высшие чиновники при Саддаме) оказались в оппозиции. Некоторые из них приняли самое деятельное участие в формировании и функционировании ИГИЛ. Когда последний развернул наступление, его охотно приняли в суннитских районах.

Иракская армия развалилась. Боевики ИГИЛ к концу лета 2014-го уже вели бои в пригородах Багдада. Вмешался Иран. Иранские военные организовали и вооружили шиитскую милицию, сами принимали участие в боевых действиях. Фронты в Ираке лично инспектировал Касим Сулеймани, иранский генерал, «серый кардинал» Ирана.

К весне 2015-го сложилась следующая ситуация. Шииты контролируют свой юг, где сравнительно спокойно, и некоторые суннитские районы. Однако большая часть суннитских земель все же под ИГИЛ, который теперь называется Исламский Халифат. Курдская автономия достойно выдержала удар Халифата и даже заняла Киркук и его окрестности.

Можно сказать, что благодаря исламистам курды наконец-то получили контроль над этим районом. Американские оккупационные власти предпочитали держать его под контролем арабов. В Ираке установился своеобразный баланс: каждый при своем. Исламский Халифат в Ираке (в отличие от Сирии) перешел к обороне.

Шииты местами медленно наступают. Курды просто держат фронт и для профилактики постреливают по исламистам. Есть, правда, один важный участок фронта для курдов – Синджар (или Шангал), область проживания езидов. Там крепко засели боевики Халифата. Против них воюет не только пешмарга, но еще и отряды Рабочей партии Курдистана и ополчение сирийских курдов ЕПГ и ЕПЖ.

Езидизм – специфическое религиозное течение среди курдов: смесь зороастризма, христианства, ислама и других ближневосточных культов. Они на протяжении своей истории множество раз подвергались геноциду. Хотя ООН и отмалчивается, действия боевиков Халифата в Синджаре против местного населения тоже являются геноцидом. Мирных жителей вне зависимости от пола и возраста жестоко убивали. Женщин насиловали и продавали в рабство. Преследования проводились по этно-религиозному признаку. Поэтому для курдов принципиально освободить Синджар.

Вероятно, договорись сейчас курды, сунниты и шииты об отделении друг от друга, то завершилась бы и война. Но такой ход дела невозможен.

Причин масса. Сунниты, например, не захотят отказываться от Киркука (а они действительно занимают в местном населении очень значительную долю). Где должна пройти граница между тремя этно-конфессиональными образованиями – слишком спорный вопрос. У религиозных деятелей свое понимание географии, у светских – свое. Иностранные игроки, поддерживающие ту или иную сторону, вмешаются.

Итак, война в Ираке, неважно, с какой интенсивностью и масштабностью, продолжится. Ирак уже стал подобием Афганистана. Выход из подобной ситуации: некий очень сильный авторитарный лидер (курд, шиит, суннит – не имеет значения) с сильной армией. Далее разгром противников, жестокие репрессии против недовольных, лет 50-70 диктатуры и экономического развития и тогда возможно формирование демократических и левых сил, которые могут предложить и создать новый вектор движения страны.

Хотя история достаточно часто меняет шаблоны. Пару недель назад Масуд Барзани, президент Иракского Курдистана, заявил, что не исключает гражданской войны между курдами в скором будущем. Как поведут себя шииты, поддерживаемые Ираном?

Насколько вероятно, что они предложат для всей страны интернационализм и отказ от религиозной идентичности? Исторически шииты достаточно часто проводили очень светскую политику. С суннитами гораздо тяжелее – они, по словам местных курдов и шиитов, действительно поддерживают Исламский Халифат. Их устраивает простая черно-белая картинка: либо с нами, либо умри.

Однозначно то, что в настоящее время Ирак фрагментирован. Исламский Халифат уже провозгласил независимость своей части Ирака. Провозглашение независимости Иракским Курдистаном – вопрос политической воли. Население района Синджар обсуждает возможность присоединиться к автономии Рожава в Сирии. У шиитов есть богатейшие месторождения нефти в Басре, которых хватит и для внутреннего использования, и для экспорта, что тоже стимулирует их к отсоединению от беспокойных суннитов и своевольных курдов.

Источник: Рабкор