Российский канал АлифТВ в недавнем видео про «красный ИГИЛ» сорвал покрова и раскрыл правду-матку про Рабочую партию Курдистана. Жаль, что попутно забыл про свой слоган «только честное слово, честный подход, честное мнение». В ходе заявлений турецкого президента Эрдогана о желании напасть на Сирийкий Курдистам мы наблюдаем, как протурецкие блогеры и русскоязычные СМИ с турецким денежным участием расчехлили дискурс, что в Сирии теперь новый ИГИЛ – это курдский «красный ИГИЛ» взамен поверженного «черного». Опустим тот факт, что эрдогановские войска поставляли в тот самый ИГ тяжелое вооружение для совместной борьбы с курдами. К слову, турецкую оппозиционную газету Cumhuriyet, расследовавшую эти сделки с дьяволом,  фактически разгромили. Перейдем сразу к сути вопроса.

Действительно, у ИГ и Рабочей партии Курдистана в Северной Сирии с некоторыми огоровками есть общее, причем на фундаментальном уровне. Во-первых, это революционные проекты. Но тут стоит сказать, что все стороны гражданской войны в Сирии, кроме сторонников режима Асада – по сути своей революционны. Именно поэтому асадиты, реакционная сила, – единственные, кто сражается уже давно исключительно чужими руками («Хезболлой», Стражами исламской революции и российскими наемниками). Как справедливо, говорил Наполеон, человек не позволит убивать себя в обмен на полпенса в день или ничтожный знак отличия. «Чтобы воодушевить его, нужно обращаться к его душе». А тем более в такой войне.

И революционный посыл — способ напрямую обратиться к его душе.

Но есть и дальнейшие сходства ИГ и Сирийский демократических сил (СДС) – это революции с замахом на весь регион, активно вербующие сторонников-интернационалистов и предлагающие кардинальное и справедливое переустройство общества. Если сирийская оппозиция стремится к созданию сирийской федерации, «Ахрар-аш-Шам» – к салафитской Сирии, то ИГ – к строительству огромного Халифата, а СДС (по идеологии) – к трансформации всего Ближнего Востока через низовую демократию.

Но справедливость общества, которое стремилось создать ИГ, была эксклюзивна – в мир их социального равенства брали только радикальных такфиристов, которые отчисляли из ислама даже мусульман. Еще был шанс для их безвольных жен, а остальным красочно отрубали головы. Когда строительство справедливого общества идет за счет дискриминации, или в случае ИГ прямого физического устранения каких-то частей этого общества, то такое устройство называется просто — это фашизм. То есть вот буквально по словарному определению.

Справедливость, которую строят в Северной Сирии связанные с РПК силы, напротив, инклюзивна. В строительство Утопии включены мужчины, женщины, дети, старики и люди любых верований и убеждений. Утопия достижима уже здесь и сейчас, становясь реальностью. Козлов отпущения, через уничтожение которых строится справедливый мир, здесь нет.

Тест F-шкалы философа Теодора Адорно показала бы тут ноль, ведь здесь почти нет авторитарных действий. Может именно поэтому за 2017 год ИГ сжался до нескольких точек на карте и партизанской сети, а территория свободного Курдистана увеличилась вдвое – в том числе за счет присоединившихся к ним арабов, ассирийцев и армян.

И подытоживая пропагандистский китч от АлифТВ рекомендуем изучить разбор ляпов от работавшего на Ближнем Востоке журналиста Кирилла Романовсого:

  1. Вначале передачи вместо сирийских сперва показывают почему-то иракских курдов
  1. Далее ведущий говорит: «Дело в том, что на Ближнем Востоке орудует и третья сила, методы которой совершенно не отличаются» (от ИГ, в смысле). А теперь подробнее о «методах», пожалуйста? Кто режет головы? Кто-то топит за реструктуризацию ислама? Наличие партизан в рядах PKK, регулярно совершающих намаз, а также условно «исламизированных» курдских групп, воюющих в союзе с YPG/YPJ вас не смущает? Мне довелось общаться с бойцами группировки Джабхат-аль-Акрад (воюют на юго-восточном фронте Африна), для которых трайбалистские и ультратрадиционалистские пути куда актуальнее, нежели конфедеративные проекты. Однако же, с ИГ и прочими они воюют уже добрых 4 года.
  1. Кто-то из PYD ставит во главу угла создание курдского государства? Сама тема создания госпроекта Курдистана канула в лету еще в 70-х годах прошлого столетия, когда последние, проживавшие преимущественно в Египте и Каире Kurdayeti (то бишь, курдские националисты-мечтатели), окончательно вымерли и перестали издавать газеты c инфоповесткой в стиле нынешней издания Riataza.
  1. «Появление курдских левоориентированных группировок – последствие реструктуризации власти после падения Османской Империи.» До 60-х годов все курдское «левачество» было в стиле небезызвестного суннита Барзанжи, поднявшего восстание и создавшего Королевство Курдистан, просуществовавшее с октября 1922 г. по июль 1924 г. Известен тем, что придя к власти фактически на плечах англичан, в 1922 г. отправил страстное письмо Ленину (через советского консула в Урмии) с условной просьбой «прислать пулеметов». Потом снова стелиться под англичан, а с 1942 г – под немцев, негласно содействуя «операции Мамонт». В общем, несмотря на все политические движи на руинах Османской Империи и Персии, левые силы оформились только в 60-70-е годы, т.к. все остальные партии и союзы, вне зависимости от политической ориентации занимались сугубо клановой политикой.
  1. «Левый марксизм», якобы выбранный курдскими левыми в Турции (в частности, будущим PKK) в 70-х годах никаким марксизмом не являлся. А был самым, что ни на есть маоизмом в ближневосточной и национальноориентированной интерпретации.
  1. «Мехабадская республика, выступавшая с позиций левого спектра». Ага, именно поэтому ее президент – Кази Мухаммед, занимавший некогда пост духовного(!) судьи и градоначальника города Мехабад, принадлежал к курдским националистам из движухи «Жиине Курдистан» («Жизнь Курдистана»). Поддержкой СССР Мехабад пользовался, фактически, до окончания периода присутствия советских войск в Иране. Несмотря на то, что ближайший соратник Кази – Мустафа Барзани бежал в СССР, последний, приняв курдские отряды на своей территории, ничего не сказал Ирану по поводу повешенного Кази.
  1. Курдское левачество как таковое было не ответом «на правые идеологии тех стран, с которыми курды собирались вести борьбу», а вовсе даже на правые и клановые идеологии многочисленных курдских движений и партий. По сути, пока одни правые курды гнобили других правых курдов (чем последние яростно занимаются до сих пор), PKK отодвинуло тему национализма на второй план. Однако, следует признать, что курдский национализм вполне весомый политинструмент даже в рамках нынешней идеологии PKK.
  1. Один из участников «разговора» пытается приравнять сирийских курдов к ИГ, инкриминируя им «ультралевую» идеологию и «терроризм», а также отсутствие столкновений между YPG и ИГ на восточном берегу Евфрата. Сравнение добровольцев в рядах YPG и других формирований с «добровольцами ИГ» — днище дна. Якобы они ведут себя не лучше. Ну и много голов было курдскими бойцами нарезано? При этом в рамках разговора о «левых добровольцах» в кадре крупным планом мелькает шеврон парня из ассирийской бригады. Он, разумеется, местный. И не левый