С осени 2014 года Вашингтон стал активно помогать Рожаве, что стало отчасти табуированной темой для симпатизантов курдского сопротивления. Притом нет фактов, свидетельствующих о влиянии Штатов на Рабочую партию Курдистана и аффилированных структур. Ранее мы публиковали мнения историка Максима Лебского и участника Центра изучения повстанческих движений Игаля Левина по этой теме, а сейчас предлагаем ознакомиться с материалом колумниста KurdishQuestion Марселя Картье.

Тактический парадокс

«Курдские отряды YPJ должны были выбрать пафосные обезглавливания, групповые изнасилования и массовые убийства всех женщин, курдов и народов северной Сирии, а не принимать оружие из лап грязных империалистов, чтобы защитить себя от ИГ!!!», — печатает по клавиатуре Бекки, которая называет себя антиимпериалистической феминисткой. Ее палец будто бы хочет сломать кнопку восклицательного знака, чтобы подчеркнуть точку зрения. В это время она делает изящный глоток соевого молока Strawberries и Crème Frappuccino, прежде чем перепечатать это на своем iPad 7. «Я определенно поддержала бы их тогда! Но, увы, не сейчас!», — продолжает Бекки. Она свирепо смотрит на мексиканскую официантку, которая приносит ей заказ из камамбера и черничного чизкейка маскарпоне, потому что та нарушила ее четкий политический анализ сирийской ситуации. Снаружи как из ведра льет дождь в то время, как она сидит уютно и комфортно в углу местного Старбакса. Она игнорирует напоминание iPhone, просящего ее перенести урок горячей йоги таким образом, чтобы он не столкнулся по времени с приемом ее любимого пуделя в салоне для собак. Она завершает свой текст, сопровождаемый самодовольной ухмылкой, такими строчками: «Даже сексуальное рабство на улицах Ракки и Алеппо — это лучше, чем брать оружие у империалистов! Вот такой вариант феминизма я поддерживаю от имени смуглых, мусульманских, черных и коренных женщин мира».

Этот саркастический текст написала Хожин Азиз, основательница благотворительной организации Hevi (http://hevifoundation.org), которая помогает беженцам Рожавы. Она хотела проиллюстрировать реакцию западных левых на причудливые парадоксы современности.  Сегодня Соединенные Штаты и их западные союзники ведут беспощадную и неустанную войну против сирийского правительства в Дамаске, единственного, кто видел, что так называемые защитники демократии и свободы поддерживают одну из самых гнусных и реакционных террористических организаций, которые мир знал за последнее время. Президент Дональд Трамп недавно провел военную акцию против асадитов, ударив крылатыми ракетами и оказав тем самым помощь группам, действующим в том же духе, что и «Аль-Каида».

Нет, это не значит, что это последний парадокс. В конце концов, поддержка США групп, связанных с салафитами, а не является чем-то новым. Не стоит забывать о поддержке моджахедов в Афганистане в 1980-х годах. Более парадоксально то, что США оказывают военную поддержку в Северной Сирии группе, которая не только не реакционна, но и утверждает, что имеет социалистическую и феминистскую направленность. Я говорю про Рожаву, чьи представители имеют идеологические связи с Рабочей партией Курдистана (РПК). Между прочим, эта партия воевала против второй по величине армии НАТО в Турции более трех десятилетий.

Не подвергается сомнению тот факт, что курдская партия «Демократический союз» и ее вооруженные структуры – Народные и женские силы самообороны (YPG и YPJ) — ведут настоящую социальную революцию среди хаоса в Сирии. Я месяц путешествуя по Рожаве и это оказалось достаточным временем, чтобы убедиться в уникальности этого революционного эксперимента. Он поражает воображение, ведь имеет широкий демократический и социалистический характер. На меня постоянно производило впечатление увиденное в Рожаве. Интересно было все — от общинных структур и кооперативов до женских организаций и процветающих учреждений искусств и культуры.

Меня поразило то, что движение было честным и прямым в отношении многих противоречий, возникающих в процессе радикальной трансформации общества. Также я могу сказать, что первый раз в моей жизни я действительно почувствовал, что это жизнеспособное и глубоко демократическое народное общество. А ведь я был в странах, которые были вовлечены в социалистическое строительство на разных уровнях — Венесуэла, Куба, КНДР. Таким общество я всегда себе и представлял – оно могло бы, и должно, претворяться в жизнь. Хотя мой разум часто осмыслял одно тревожное противоречие.

Я не мог понять, что делать с тем явлением, которое YPG/J называют своим «тактическим военным сотрудничеством» с США. В конце концов, как каждого, кто достиг политической зрелости в школе революционного марксизма и антиимпериализма, меня научили не касаться ничего, что приближается даже близко к руке Пентагона или ЦРУ. И ведь не без оснований! В конце концов, Штаты совсем не привыкли где-либо поддерживать настоящие революции. Я сделал вывод, что проект Рожавы является подлинной социалистической революцией внутри того, что я уже давно рассматривал как операцию США по смене режима диктаторского правительства Дамаска, который не играет по правилам глобального неолиберализма. Но я чувствовал отчаянную потребность ответить себе на ряд вопросов.

Может быть, YPG и YPJ просто используют США? Или наоборот США используют YPG и YPJ? Может курды просто помогают американскому империализму? Или американский империализм сознательно помогает социалистическому революционному процессу из-за сложностей войны? И вообще: насколько справедливы мои опасения? Или они содержат в себе доказательства моих западных предрассудков и привилегий?

Кобани: до и после

Именно на последних этапах борьбы YPG и YPJ в Кобани в начале 2015 года возглавляемая США коалиция под огромным международным давлением согласилась поддержать курдские силы авиаударами. Это было необходимо, чтобы обросить от Кобани игиловцев. Все это время США никогда не стеснялись говорить о том, насколько важна их роль в освобождении города. Но мои недавние встречи с бойцами YPG/J в Кобани показали, что бойцы совсем не согласны с таким мнением.

Их общим настроением была разве что злость за то, что США не вмешались раньше и закрывали глаза на страдания людей от рук ИГ. Этого было достаточно для того, чтобы убедить их в том, что вмешательство США было сделано только для собственных геостратегических целей, а не в целях подлинной поддержки YPG/J. В этой связи очень важны слова курдской активистки и исследовательницы Дилар Дирик. Недавно она написала статью в журнал ROAR, озаглавленную «Радикальная демократия: фронт против фашизма», в которой поставила вопрос о неспособности значительной части западных левых оказать поддержку YPG /J. Особенно после авиационных ударов США во время осады Кобани.

«Общественный образ вооруженных сил Рожавы резко изменился в глазах левых после освобождения Кобани. Несомненно, это было сражение исторического масштаба, выигранное организованным сообществом и силами свободных женщин. Однако широкое сочувствие поблекло, когда наземные силы получили воздушную поддержку возглавляемой США коалицией. Будучи одним из самых пострадавших от империализма народов на Ближнем Востоке, курды и их соседи не нуждались в просвещении о зле империи. Геноцид и массовые убийства, совершенные против них посредством сотрудничества империалистических стран, все еще хранятся в их памяти. Догматическое, бинарное мировоззрение и ограниченная критика не предлагают никаких жизнеспособных альтернатив для людей, борющихся за жизнь на их собственной земле. Что еще более важно они не спасают жизни», — утверждает Дирик.

Поддержка на войне, но не в политике

Сейчас более двух лет прошло с тех пор, как фашисты были выдворены из Кобани, но США продолжают поддерживать силы Курдистана и широкий военный проект, известный как «Сирийские демократические силы», а администрация Трампа в начале мая дала зелёный свет поставке тяжёлого вооружения этим войскам. «Демократические силы» по большей части состоят из арабских ополченцев, которые борются также и за создание демократических структур, вдохновлённые успехом полиэтнических коммунальных администраций, созданных на сегодняшний день в северной Сирии. США не просто начали вести поставки тяжёлого вооружения Демократическим силам, около тысячи американских спецназовцев работают бок о бок с ними на земле, помимо развёртывания морской пехоты. Теперь главный вопрос: являются ли эти группы лишь новыми контрреволюционными прокси-организациями в составе «Демократических сил»? Может быть, они служат США для страховки в свете краха реакционных групп «Сирийской свободной армии» (ССА), воскрешением которых, похоже, одержима Турция?

Возможно, на эти вопросы нельзя дать полноценного ответа, но важно отметить, что одновременно с военной поддержкой США наступления «Демократических сил» на столицу ИГ Ракка под знаменем операции с кодовым названием «Гнев Евфрата», Вашингтон всеми силами пытается отгородить «Демократический союз» (PYD) – политическое подразделение Отрядов народной самообороны мужчин и женщин (YPG/J) – от участия в мирных переговорах в Женеве. Кроме того, федеративная система, созданная Демократическим союзом и «Движением за демократическое общество» (TEV-DEM) Рожавы, также не получила какой-либо поддержки или намёка на рассмотрение со стороны США, постоянно подчёркивающих, что Вашингтон не одобряет «федерализм ad-hoc».

Во многом позиции США относительно Рожавы противоречит позиция России. В то время как Москва считается военной силой, приходящей на подмогу баасистскому правительству Асада, Россия также предложила новую конституцию Сирии, основанную, по крайней мере, частично, на федерализации. Это согласовывается с подходом «Демократического союза» и отражает многонациональный характер страны. И как следствие, это предполагает изменение названия страны — с Сирийской Арабской Республики на Сирийскую Республику. Россия также выступала за участие «Демократического союза» в третьем раунде переговоров в Женеве, но США высказались резко против этого предложения.

Можно добавить, что первое представительство «Демократического союза» за границей было открыто в Москве в феврале 2016 года. Россия также способствовала переговорам между правительством Сирии и «Демократической партией», урегулирование отношений между которыми означало бы возможность перемирия между вооружёнными силами обеих сторон. Чуть позже, в конце марта, в Африне Россия присоединилась к миссии по военной работе с YPG/J, где была основана небольшая тренировочная база для курдских отрядов и «Сирийских демократических сил», а также были созданы буферные зоны для предотвращения атак со стороны Турции. Таким образом, выходит, что Москва уверена не только в продолжительном успехе военных сил Рожавы, но и в успехе и устойчивости самого политического проекта.

Идеологические противники 

Фундаментальная потребность выжить исчерпывающе объясняет, почему YPG/J соглашаются на военное сотрудничество с США. Я слышал, как западные воины клавиатуры и диванные активисты не придают этому значения, упрощая все до “танцев с дьяволом”. По-моему, все намного более сложно.

В конце концов, по какой еще причине революционные социалисты объединятся с США, если только, конечно, они вовсе не настоящие революционеры? Мои наблюдения привели меня к выводу: эти силы подлинно революционные. Мне было очень интересно узнать, смогу ли я в течение своей поездки выявить в рядах YPG или других политических организациях разные мнения о том, как оценить это сотрудничество с США. В первую очередь, через призму их операции «Непоколебимая решимость». Это официальное название операции США против ИГ. Каким образом эти радикалы трактуют мотивы Вашингтона, будь то администрация Барака Обамы или Дональда Трампа, чтобы работать с ними бок о бок?

Как я уже упоминал в других статьях про различные тренды курдской политики, командир YPG Джихан Кендал говорил в этом году: «Америка хочет видеть нас в качестве основного союзника, но они знают, что это невозможно; мы сотрудничаем время от времени в военном плане, но идеологически — мы противники». Аналогичное отношение к этой ситуации Джихан выразил, когда я встретился с ним в Северной Сирии. Как он мне сказал: «Мы вовлечены в демократическую революцию, но она так же возглавляется социалистической партией, так что, конечно, это и социалистическая революция тоже. Естественно, США такое никогда не поддержат».

Другой командир YPG, которого я встретил в Кобани, не сдерживая себя, рассказывает: «Есть люди, которые говорят, что, так как мы тактически сотрудничаем с США, и поэтому это не настоящая революция. Но скажи мне, как мы должны уничтожить ИГ и защищать нашу революцию без тяжелого вооружения? Мы знаем, они дадут нам оружие, чтобы взять Ракку, но в то же время они не хотят давать нам управлять городом так, как мы хотим. Мы знаем, что как только их стратегические задачи выполнены — они нас бросят».

На следующий день мне посчастливилось встретить еще одного впечатляющего идеолога, он и его товарищи демонстрируют мне потрясающие знания истории революционных движений. На стене за его спиной висит портрет Абдуллы Оджалана. Под ним фотография Владимира Ленина, разговаривающего с народом в Петрограде в 1917 году. Он показывает на портрет Ленина и говорит: «Вот человек, который сто лет назад принял пуленепробиваемый поезд от империалистической Германии, чтобы уехать домой в Россию и возглавить большевистскую революцию. Рассматриваем ли мы его сегодня, как агента немецкого империализма?». Конечно, корректное ли это сравнение само по себе хороший вопрос, но, тем не менее, это не умаляет точку зрения командира. Он выразился предельно ясно: «мы не какие-то там пешки или марионетки в руках США. В первую очередь мы революционеры».

Ультралевые оппортунисты или настоящие революционеры?

Хотя вопрос о том, чем закончится военное сотрудничество между самыми кровожадными в мире державами и самыми радикальными в мире революционерами далёк от разрешения на данный момент, было бы абсурдным полагать, будто революционеры из курдского движения освобождения, 40 лет сражавшиеся против этих самых сил империализма, вдруг позабыли про их грехи (стоит хотя бы вспомнить операции турецкой армии и операцию «Гладио»). Некоторые западные левые могут считать, что YPG/J – ультралевые, которые оппортунистски объединяют свои силы с американской империей.

Проведя некоторое время в Рожаве, я полагаю, что это утверждение далеко от реальности. Необходимо глубже вникнуть в слова Дилар Дирик: «Для тех, чьи семьи были вырезаны ИГ, та лёгкость, с которой западные левые призывали к отказу от военной помощи в угоду романтическим представлениям о революционной чистоте, была, мягко говоря, непостижима. Пропаганда безоговорочного антиимпериализма, оторванная от реальной человеческой жизни и конкретных реалий — это роскошь, которую могут позволить себе те, кого не затронула и не травмировала война.

Прекрасно осознающие опасность того, что они будут использованы лишь затем, чтобы потом быть отвергнутыми державами вроде США и России, но оказавшиеся между молотом и наковальней, СДС считали и продолжают считать своей главной задачей, прежде всего, выживание и ликвидацию наиболее непосредственных угроз существованию сотен тысяч людей на обширных участках контролируемой ими территории.»

Письмо Дирик вызвало у меня отклик после возвращения в Европу из Сирии. Очень легко (и в некоторой степени постыдно), сидя в уюте наших западных домов, критиковать «продажную натуру» движения за «пособничество» империализму. Особенно когда так много жизней буквально поставлено на карту. Но когда уделяешь своё время, чтобы изучить реалии на местах, и узнать, каким силам противостоят YPG/J, включая блокаду Турцией, ИГ и ограниченными курдскими националистами из «Демократической партии Курдистана» в Ираке, то тебе открывается совершенно иная картина. Диванное революционерство и солидарность только при условии «чистоты» бессмысленны в реальном мире. Взгляд на регион и на мир в целом всего лишь как на шахматную доску может привести к принятию подхода «враг моего врага — мой друг». Этот подход глубоко ущербен и может привести к поддержке крайне реакционных движений и при этом к отказу от поддержки тех, кто продвигает такую политику, какую мы хотели бы видеть и в своих странах.

Слова второго из встретившихся мне командиров YPG, которому я озвучил свои опасения относительно США, отзывались во мне большую часть моего пути домой. Вот что он сказал: «Конечно, очень хорошо, что Трамп собирается прислать нам несколько бронированных внедорожников. Это определённо поможет нам в борьбе против ИГ. Но нужно помнить, что один самолет F-16, проданный Турции, может уничтожить все эти джипы за секунду. Мы знаем, чью сторону в итоге займут США, если им придётся выбирать, и это будет не наша сторона».

Перевод: Михаил Πанкратов, Агния Ли, Денис Горчаков и Екатерина Назарова

Стоит отметить, что KurdishQuestion, где была размещена публикация специально пояснила: выраженное в статье мнение принадлежит автору и может не отражать позицию издания. Кроме того Картье сотрудничал с российским изданием Russia Today, которое называют пропагандистским.