У 41-летней депутата турецкого парламента Фелекнас Уджа богатая активистcкая биография: была членом Европейского парламента от немецкой партии Die Linke, работала в Комитете Европарламента по вопросам культуры и образования, была членом Комиссии по правам женщин и равноправию, где боролась против женского обрезания в Африке. В 2005 году турецкая полиция начала расследование после ее выступления на курдском, в ходе которого Уджа призвала объявить всеобщую амнистию и приостановить военные действия. В 2012 году ее задержали в аэропорту Стамбула при попытке провезти витамины для курдских активистов, а в 2015 году ее избрали в Меджлис от «Демократической партии народов».

В рамках московской лекции, организованной Hevale, Уджа рассказала о ситуации с правами человека в Турции и как вместо школ появляются блок-посты. Публикуем основные тезисы ее выступления о проблемах, которые мир старается не замечать:

Турецкая власть и армия постоянно и со всей силы проявляют жестокость в Курдистане. Они ведут войну против курдского населения: в результате здесь месяцами нельзя покидать жилища и выходить на улицу, так как города окружены турецкими войсками. Так бывает время от времени. Как пример, в результате этого за полгода 2016 года погибло 460 человек, 84 из них дети, 79 — женщины.

В 2016 году более 110 человек в Диярбакыре в результате арт-обстрела остались в подвале, не имея возможность длительное время выбраться наружу. Чтобы вызвать скорую помощь и спасти их, правозащитники подавали заявление с просьбой помочь даже в Европу. Европейские власти просили, чтобы сидевшим в подвале помогли, но турецкое государство не принимало в расчет эти просьбы. Министр внутренних дел Турции даже разговаривал по телефону с ранеными и слышал их просьбы о помощи, но в итоге не принял никаких мер.

Мы всё записывали — как раненные кричали и просили помощи, сидя в этом подвале. Депутаты, которым дали послушать голоса этих раненых, призвали государство вмешаться, но ничего не произошло. Они пытались доказать, что заперты простые граждане, но турецкая власть проигнорировала предоставленную информацию. Увы, на глазах всего мира эти 110 человек так и погибли в том злополучном подвале.

Так кто настоящий террорист?

Турецкое государство и подконтрольные ему губернаторы утверждали, что убивают только террористов. Среди погибших в результате операции были и дети трех месяцев от роду и престарелые женщины за 70 лет. Мы спрашиваем — разве убитый ребёнок может быть террористом? Или раненая женщина, которая пролежала на трассе в ожидании помощи и так и не дождалась ее? Несмотря на призывы помочь, неделю запрещали забрать ее тело после того, как она умерла прямо на дороге от истощения. Ситуация настолько ужасна, что семьи не могли хоронить своих погибших родственников и тела долгое время хранились в холодильниках. В Диярбакыре голодовку объявили семьи, которые не могли взять своих родных, долгое время лежавших на улице в ожидании погребения.

Уджа с волонтерами

Ранее лидер Рабочей партии Курдистана Абдулла Оджалан призывал вновь начать мирный процесс, чтобы всё решилось не военным, а мирным путём. Однако президент Турции Эрдоган не признал необходимость мирного процесса и сказал, что не будет приостанавливать наступление армии.

В результате наступления количество нападений против курдского населения стало ещё больше. К примеру, только во время предвыборной кампании в парламент свыше 400 центров «Демократической партии народов» были сожжены. В результате такого давления люди вне Турции не могут узнать, что там происходит на самом деле.

Казармы вместо больниц

Иногда для операции в маленьком городке армия задействует десятки тысяч солдат. Нередко в результате боевых действий они разрушают школы или используют их как военные базы для размещения гарнизона. Соответственно, в этих городах дети не могут ходить в школу и получать какое-либо системное образование. Есть много снимков, на которых во дворах школ можно увидеть танки.

Турецкие солдаты также становятся причиной гибели раненых в тех случаях, когда закрывают больницы — например, в свое время в городе Сур прикрыли две крупнейших больницы. Армейское руководство заявило, что здесь больше не будет больницы, а будет новая укрепленная военная база. В интернете полно видеороликов и фото, которые могут помочь увидеть, что происходит на самом деле в регионе. Депутаты парламента фиксировали обстрелы гражданских объектов и работу спецназа в них.

Война, которая время от времени ведётся в Курдистане, выглядит так, как будто турецкая армия воюет против какого-то опасного агрессора. Когда ты смотришь свидетельства оттуда, то можно подумать, что идет большая война как в соседней Сирии. Например, в свое время стала известной фотография из исторической части города Сур, когда женщина вместе с семей собиралась завтракать, но в дом попала ракета. Когда друзья пришли на помощь, то под обломками они нашли тело, а оторванную голову — снаружи. Но нет — это не хроники войны в Сирии, это лишь антитеррористическая спецоперация турецкой армии в турецких же районах, населенных преимущество курдами. По сути, турецкая власть со своими танками и артиллерией нападает на курдов.

Заговор молчания

Мы считаем, что по всем этим случаям международные органы по правам человека должны были осудить Турцию. К сожалению, Европейский Союз закрывает глаза на эти преступления, точно также закрывает глаза и ООН, и НАТО. Все закрывают глаза на уничтожение курдского народа. В лучшем случае Запад предлагает собраться с целью решить эту ситуацию, но Европа как всегда молчит и не предоставляет так нужную помощь.

Уджа на митинге

По общему мнению наших активистов, причина этого молчания кроется в том, что Европа на самом деле тоже участник подобных процессов, поэтому она и не говорит о происходящем. Я сейчас говорю про используемые турецкой армией танки и орудия — в 90-ые годы их продали страны Европы и США. Это покупка сопровождалась условием: не использовать приобретенное оружи против простых граждан. К сожалению, мы видим, что договоренность не соблюдается.

При этом Испания и Германия последние годы по-прежнему продают оружие Турции — эти страны в самом деле продали много оружия Турции, поэтому сейчас сделки окружены стеной молчания. Я считаю, что продавшие турецкой армии оружия не смогут скрыть истины и надеюсь, что в конце концов все причастные будут осуждены. Не сейчас, так позже. Как говорил Оджалан — «Мы начинали с молодёжью, и закончим наше дело вместе с молодёжью». Мы верим в то, что сопротивление нашей молодёжи принесёт нам победу в Курдистане и позволит изменить сложившуюся ситуацию.