ВС: Левые курды: кто они? Коммунисты, анархисты или националисты с красным “оттенком”?

H: В курдской левой политике присутствует весь спектр левых идеологий: от социал-демократов до анархистов. Однако самой мощной политической силой выступает Рабочая партия Курдистана. С середины нулевых партия взяла на вооружение идеологию демократического конфедерализма, созданную Абдуллой Оджаланом. Центральное место в новой парадигме занимают принципы прямой демократии и самоуправления, созвучные с либертарным муниципализмом Мюррея Букчина

Есть вполне олдскульные коммунисты всех сортов, со своими боевыми отрядами продолжающие традиции старого РПК до либертарного поворота. Большая часть левых курдов, если говорить о Рожаве, сейчас этот самый поворот приняла и действует в русле либертарного муниципализма. Северная Сирия — это конфедерация муниципалитетов, объединенных в кантоны.

Слово не случайно — политически это действительно похоже на Швейцарию, но в отличие от последней в Курдистане развивают кооперативную экономику. Есть в Рожаве и националистическая оппозиция, равняющаяся на Иракский Курдистан, и считающая, что ассамблеи с этническим равноправием — предательство курдского дела — однако к левым эти люди уже не относятся

ВС: Насколько едино курдское освободительное движение? Какие характерные особенности оно имеет?

H: Доминирующей силой курдской политики выступает именно РПК, и её можно отнести к освободительному движению без кавычек. В борьбе курдов Турции с оружием в руках участвуют многие турецкие левые, и не чувствуют себя лишними на этом празднике казалось бы исключительно курдской жизни

ВС: Насколько сильна левая оппозиция в Турции? Есть шанс на изменение ситуации в стране?

H: Вестернистскую официозную идеологию Турции — кемализм — часто определяют именно как левую (но сейчас она в проигрыше, проект Эрдогана представляет собой смесь либерального исламизма и национализма образца “Серых волков”). Вне него есть ещё миллионы коммунистов, социал-демократов, сотни функционирующих профсоюзов. Есть в Турции и анархистское движение, наиболее заметно в нем Революционное анархистское действие (DAF). Российская левая в сравнении совсем скромна.

Турцию часто сравнивают с Россией, но похожи только какие-то внешние признаки типа непрекращающейся войны и полоумного диктатора в президентском кресле, на самом же деле Турцию уместнее сравнивать с Западной Европой второй половины XX в., с ее отживающей свое правой неолиберальной гегемонией, 68-м годом, вооруженным левым подпольем РАФ и Красных Бригад (и правым в виде тех же бозкуртов) и общим духом модернистской романтики в воздухе. Так что левый поворот там ни в коем случае нельзя исключать. Если, конечно, эрдоганизация не примет совсем окончательные формы

ВС: Насколько тяжело внедрять левые идеи в мусульманском регионе? Существует преграда для пропаганды в лице исламских традиций?

H: Старые участники РПК вспоминают, что с самого начала их работы сельские жители порой находили социализм “антиисламским учением”. Однако РПК придерживается иной точки зрения — Оджалан в своих работах подчёркивал, что в учении пророка Мухаммада немало революционных и социалистических черт. Среди сторонников РПК немало мусульман, и партия сознательно работает с той частью мусульманского сообщества, которая восприимчива к революционным идеям.

Курдские революционеры стремятся сделать субъектами социальной жизни всех людей, прежде всего женщин. Исламистами они воспринимаются как “враги ислама”, это стало предметом долгих баталий между нашим каналом и рядом мусульманских.

Но по факту, имам, который не противится эмансипации женщин, не подвергается на подконтрольных курдам территориях никакому остракизму, и может спокойно проповедовать. . Но “женский вопрос” будет сильно размываться — женщины-имамки и общие молитвы уже в китайских мечетях, в европейских, импульс идёт со стороны Курдистана, феминистские движения действуют в Иране и Пакистане. Так что, это вопрос времени, причем скорого.

Интеревью подготовили волонтеры телеграм-канала «Взгляд слева». О себе они говорят так: «Желание создать канал возникло от чувства опустошённости «левого» сегмента российских Telegram-каналов и нашим стремлением показать происходящие события с марксистской точки зрения в море конспирологии и обсуждения кабинетных баталий, описанием которых так богаты другие политические каналы»